В симферопольском СИЗО зэкам подают поросят, фаршированных... водкой

В симферопольском СИЗО зэкам подают поросят, фаршированных... водкой

Довольные зэки.

Фотографии из симферопольского следственного изолятора, которые недавно попали в интернет, вызвали резонанс среди крымчан. Напомним, на снимках, среди прочих весьма упитанных и по виду довольных жизнью заключенных, — экс-депутат Верховного Совета АРК Рувим Аронов, чье дело о причастности к двум убийствам недавно было передано в суд, а также его соратник по ФК "Таврия" Виктор Карасев и так называемый "смотрящий" СИЗО, неофициальный лидер среди заключенных, Владимир Щегольков, более известный как Ариец, пишет Сегодня. 

На фото видно, как подследственные пируют за щедро накрытым, уставленным бутылками, столом, как принимают в камере женщин, жарят шашлыки на территории изолятора. Спустя некоторое время после обнародования снимков прокуратура АРК возбудила уголовное дело согласно ч. 1 ст. 365 УК Украины по факту превышения служебных полномочий должностными лицами СИЗО. К сожалению, нам не удалось узнать мнение и. о. начальника изолятора Дмитрия Сало об этом уголовном деле, хотя ранее он объяснил, что работает в симферопольском СИЗО с августа, а люди, запечатленные на фото, уже там не находятся. 

Мы же решили разобраться, что на самом деле происходит в следственном изоляторе, расспросив об этом следователей, бывших сотрудников СИЗО и заключенных. 

Старший следователь по ОВД прокуратуры АРК Александр Трунов знает о происходящем в СИЗО непонаслышке. Еще с бандитских 1990-х ему по долгу службы приходится навещать там "своих подопечных". Он утверждает, что тогда порядка было больше. 

- Изолятор находился под управлением МВД, и милиция могла контролировать происходящее. Но потом СИЗО передали департаменту Украины по вопросам исполнения наказаний, и установились те порядки, результат которых вы видите на снимках, — рассказывает Александр Трунов. — Нынешний и. о. начальника СИЗО Дмитрий Сало был возмущен тем, что фотографии попали в интернет. Он заявил, что эти снимки — результат фотомонтажа, но в распоряжение следствия действительно попало большое количество фото и видеосъемки, которые выполнены на территории СИЗО. Так что я бы посоветовал Дмитрию Сало беспокоиться не о том, как защитить честь мундира, а о том, как навести порядок.

По словам Александра, скандальные фотографии сделаны самими заключенными, хотя в следственном изоляторе запрещено иметь фотоаппараты, мобильные телефоны и видеокамеры.

- Зато заключенные имели возможность фиксировать тот беспредел, который творился в учреждении, и которому сотрудники СИЗО способствовали. На фото видно, что заключенные посещают друг друга, устраивают застолья. Но за деньги там можно себе позволить и многое другое. А изображенный на большинстве фото смотрящий тюрьмы Ариец всем этим заправляет, — рассказывает следователь. 

По его словам, 30-летний Ариец, осужденный на 9 лет заключения, поначалу оказался в одной камере со смотрящим. Тот посмотрел, что молодой парень обладает крутым характером, и, когда этапировался в зону, назначил Арийца своим преемником. При новом главном среди заключенных изолятор зажил припеваючи. 

- Днем они еще сидят по камерам. А ночью запросто ходят в гости друг к другу. Кстати, кабанчик, с которым изображен Ариец, — это подарок с воли. Я узнал, что передать его стоило около 5 тыс. грн. В живот была зашита бутылка водки, а мясо поделили между камерами. Если Арийцу захочется загорать — он загорает в специальном помещении для прогулок. У него даже кошка в камере есть. Что там кошка — у зэков есть самогонный аппарат. Он и его подельники тренируются в спортзале. Тренажеры передали с воли. Но проблема в том, что попасть в спортзал заключенные могут, только пройдя через корпуса для несовершеннолетних и женщин, что вообще-то должно приравниваться к попытке к побегу. Сам Щегольков — хороший боксер, да и остальные ребята накачанные. Неудивительно, что сотрудники боятся досматривать их камеры. Один мой знакомый, работающий в СИЗО, рассказывал, как шел вечером по коридору, а навстречу пьяный зэк. Так он решил не испытывать судьбу и зашел в одну из дверей, чтобы с ним не встречаться, — рассказал следователь. 

Кстати, по его словам, сейчас Ариец находится в симферопольской колонии №102, куда он был перемещен после того, как в августе в его отношении было заведено новое уголовное дело за создание ОПГ, в которую входили и сотрудники СИЗО. Кстати, в изоляторе до сих пор не выбрали нового смотрящего: ждут, когда вернется Ариец. 

Бывший следователь Александр тоже часто посещал СИЗО — в период с 1995 по 2005 годы, а затем еще проработал какое-то время в симферопольской колонии №102 (нужно было на время сменить рабочее место, но остаться при погонах). Об этом опыте он не любит вспоминать: "Работать там тяжело. Люди, как звери, сидят в клетках. Сам перестаешь себя свободным чувствовать". 

Что касается коррупции за решеткой, Александр уверен: она существовала во все времена.

- На что уже у нас милиция коррумпирована, но тюремщики их переплюнули. Правда, взятки берут не поголовно — по одной простой причине: их дают далеко не всем. Уголовники — не такой уж богатый народ. Ведь там большинство — идиоты, которые сидят за украденную курицу или побитую морду. Серьезных бандитов в СИЗО почти нет. Да и взятки бывают разные. Старший коридора берет сигаретами — ведь зарплаты маленькие. Что-то из передачки порой перепадает. А вот опера предпочитают деньгами. Но есть и там честные ребята, которые не берут никаких взяток, — делится Александр. 

По его словам, в 1990-е, несмотря на разгул преступности, дисциплина в СИЗО была на порядок строже, чем сейчас. 

- Мы маски-шоу проводили для устрашения. И блатные не ссорились с нами. На первое же требование соглашались. А сейчас у всех мобильные телефоны ходят в СИЗО, а человек в погонах не может себя чувствовать безопасно. Сейчас все стали уж больно гуманные. Моего товарища недавно уволили из СИЗО за то, что шел трезвый с бутылкой водки за пределами изолятора. Но ведь он ее себе, может быть, купил. Это у них проверка из Киева приехала, искали нарушения. Так что сотрудников никому не жалко, а зэков жалеют. И никто не задумывается, что за люди там сидят. Ведь они несвятые. В СИЗО, знаете, смертность очень высокая. На моей памяти было такое, что за месяц пятеро умерло — все сломали шеи, неудачно спрыгнув с нар вниз головой, — вспоминает экс-следователь. 

Евпаториец Владимир Гетьманенко и предположить не мог, что однажды окажется за решеткой, был далек от мира уголовщины и вел законопослушную жизнь. Однако судьба уготовила ему столь резкий виток, что несколько месяцев в СИЗО показались ему, по его же словам, санаторием. Летом 2007 года он был задержан на пляже в родном городе и обвинен в убийстве трех женщин. Двое из правоохранителей, выбивавших признательные показания из Владимира, до сих пор находятся в розыске. Еще один спустя два года был осужден на пять лет условно, но недавно была подана апелляция, и Верховный суд Украины отправил дело на новое судебное рассмотрение. Кстати, настоящего маньяка так и не нашли. 

Сейчас Гетьманенко вспоминает: после побоев и допросов с пристрастием в милиции от симферопольского СИЗО он тоже не ждал ничего хорошего. 

- Когда меня везли в изолятор, то говорили, что мне там придется тяжело, ведь меня на весь мир прославили как маньяка. Но сотрудники СИЗО сказали: "Мы сначала смотрим на человека, а уже потом на его статью". Хотя в то, что я выйду, и они не верили, — вспоминает Владимир. — В камере №127, где я сидел, было еще 25 человек. Я переживал, как сложатся отношения с ними. Но сокамерники тоже не поверили, что я маньяк. В камере был толковый смотрящий из Севастополя, который следил, чтобы были мир и порядок. Если к кому-то, кто послабее, начинали придираться, это сразу пресекалось смотрящим. 

День, когда ему сообщили об освобождении, бывший заключенный помнит, как сейчас:

- Открылась "кормушка" и коридорный сказал: "Гетьманенко, на выход!" Вся камера за меня искренне радовалась. Когда я вернулся домой, то был на подписке о невыезде, поэтому попросил маму съездить в Симферополь. Она отвезла в СИЗО новый телевизор и две сумки с одеялами и теплой одеждой. Многих ведь берут летом в одних шортах и держат до зимы, так что людям даже переодеться не во что. 

Владимир рассказывает, что в их камере порядок никто не нарушал.

- Слышал, что кое-где и водку могли достать, и мобильные телефоны. Но у нас такого не было. Единственное, что разрешалось — это телевизор. Станки для бритья — только пластиковые. Свидания и письма тоже запрещались. Мать принесет передачку — только так и знал, что она жива. В шесть утра — подъем. Отбой по правилам был в 22.00, но, по сути, тюрьма только ночью и начинала жить, а днем все спали. Каждый день выводили на прогулки по 30—40 минут в помещение наподобие камеры, только без крыши. Питались, в основном, тем, что передают с воли. В СИЗО давали перловку, в которой иногда попадались кусочки курицы. На обед — суп. Все это не очень вкусное, ведь готовилось самими зэками из не самых лучших продуктов. Но там были и такие бедные камеры, в которых только тюремной едой и жили. Мы же умудрялись даже откладывать продукты на Новый год. Я тоже кое-что отложил к празднику, но к своему удивлению вышел 29 декабря. 

Елена Дубинина (имя и фамилия изменены. — Авт.) побывала в Симферопольском СИЗО дважды: в 1978-м — за карманную кражу, в 2000-м — за употребление наркотиков. 

- Тюрьма есть тюрьма во все времена и при всех властях. И всегда в ней были люди честные и те, кто за деньги готов на многое, — размышляет Елена. — Правда, при СССР дисциплина была строже. Да и сотрудники боялись брать взятки и вступать в сговоры с зэками, ведь тогда у них были хорошие зарплаты, они рано уходили на пенсию и дорожили работой. Сейчас они получают копейки, а работа ведь очень тяжелая и неблагодарная. 

По ее словам, при советской власти под запретом были чай, сигареты и кипятильники, а передачи разрешались раз в месяц и не более пяти килограммов. 

- В 2000-м кормили плохо: кроме перловки, ничего не давали. Но тогда время было такое — на свободе тоже не все питались, как хочется. А сейчас большая проблема — это нехватка медикаментов. Нет даже анальгина и аспирина, — рассказывает бывшая заключенная. — Зато кипятильники разрешили. Так мы умудрялись с их помощью готовить: наливали в посуду масло, кидали туда кипятильник и то, что пожарить хотим. Продукты родственники передавали. А что передавать нельзя, например, сырую картошку, вылавливали в супе на кухне. Выкручивались в общем. Администрация СИЗО, конечно, знала об этих нарушениях, но смотрела на них сквозь пальцы. 

По ее словам, на подобные сделки с заключенными сотрудники СИЗО идут бескорыстно, из сочувствия. 

- Хотя мы своими кипятильниками "наматывали" много электричества. А тюрьме платить, — вспоминает экс-зэчка. — Вообще не стоит сотрудников во всем винить. Во-первых, зэки, если им что-то нужно, всегда найдут способ своего добиться. Если не взяткой, то как-нибудь иначе. Во-вторых, в СИЗО сидит сложный контингент. Я там не имела проблем с сотрудниками, потому что понимала, что я к ним не в гости приехала. Но есть зэки, которые их оскорбляют и провоцируют. 

По словам Елены, жизнь женского корпуса мало чем отличалась от мужского: те же камеры, те же порядки и нравы. А недавно побывавшие в СИЗО твердят: сейчас там есть все возможности оставаться женщиной. 

- Я пробыла в изоляторе две недели, но за это время поняла жизнь по-новому, — рассказывает бывшая арестантка Александра. — Я очень боялась, что меня закроют к матерым зэчкам, ведь я не из криминального мира и попала туда случайно. Но меня определили в хорошую камеру. Помню, заводят меня, а там сидят нормальные бабы, да еще и ногти красят. А чем еще заниматься? Времени уйма — или спят, или готовят, прически друг другу делают, стригутся, наряжаются. В других камерах с детьми маленькими сидели — вот этих было жалко. Как они там за ними смотрели, не знаю. А еще там есть такие красотки! К одной почти каждый день букет цветов приносили. Уж не знаю, за что ее посадили, но ухажер у нее, думаю, очень богатый. 

В текущем году СИЗО не раз попадало в поле зрения прокуратуры АРК. 11 октября было возбуждено уголовное дело на сотрудников, позволявших заключенным нарушать режим внутреннего распорядка. В апреле трое их коллег были арестованы при попытке вывезти смотрящего СИЗО Арийца в ресторан. 

В июне сотрудник попался при попытке пронести в изолятор наркотики, а в августе двое офицеров были задержаны вместе с посетителем, который был незаконно проведен в камеру к заключенному, которым, по слухам, являлся экс-спикер АРК Анатолий Гриценко

Построенная еще в 1803 году симферопольская тюрьма с тех пор сменила лишь статус — стала изолятором после создания колонии №102. Но заключенные до сих пор сидят в дореволюционном корпусе, решетки на окнах остались с царских времен, а плитку, по которой шагают зэки и конвоиры, выложили еще немецкие военнопленные. Первый этаж старой тюрьмы ушел под землю и сейчас затоплен водой. Знатоки истории изолятора рассказывают новичкам, что там водятся привидения, и показывают несколько окон в центральной части здания. Их своды отличаются от других и напоминают церковные окна. Когда-то здесь был храм для заключенных. В советские времена его крепкие несущие стены не стали сносить, а просто достроили здание над ними. 

Сотрудники СИЗО к своему месту работы относятся философски. Они называют его миром в миниатюре и говорят, что понять, чем живет Крым, легче всего, посмотрев на контингент, обитающий в изоляторе. Например, в 90-е здесь сидело много матерых бандитов, но почти не было экономических преступников. Сейчас же, как рассказывают сотрудники, в изоляторе очень мало карманников, от которых спасу не было в советские годы. И вправду, профессия щипача вырождается, молодежь не хочет учиться этому тонкому ремеслу и предпочитает грубо грабить в темных переулках. 

Сейчас камеры полны хулиганьем и убийцами, совершившими преступления под кайфом или в состоянии алкогольного опьянения. А также в последние десять лет в СИЗО зачастил совершенно новый контингент: депутаты, мэры и чиновники, которых обвиняют в коррупции, бизнесмены, подозреваемые в финансовых махинациях. Не так давно здесь побывал даже бывший спикер автономии Анатолий Гриценко, который сейчас содержится в СИЗО Запорожья. Также за последние три года сюда попали экс-депутаты ВС АРК Рувим Аронов и Сергей Казаченко, бывший министр финансов АРК Александр Гресс, депутат Симферопольского горсовета Иосиф Файнгольд, бывший мэр Алушты Владимир Щербина, а также экс-мэры Алупки (Андрей Харитонов), Ливадии (Анатолий Мамыкин), Гурзуфа (Виктор Гамаль) и Орджоникидзе (Максим Дубинин). 

       
   
 
    Цены на услуги заключенным.  
       

       
   
 
    Зэки имеют собственную шашлычную.  
       

       
   
 
    В брюшко поросенка зашили водку.