Крым курортный 100 лет назад: лечение чахотки, царь-турист тайна термина  бархатный сезон

Крым курортный 100 лет назад: лечение чахотки, царь-турист тайна термина "бархатный сезон"

В Крым 100 лет назад приезжали именитые туристы. Фото photo.i.ua

После присоединения Крыма к России в 18 веке Екатерина II стала раздавать земли в Крыму своим сподвижникам, но сподвижники не спешили превращать Крым в райский уголок. Хороших дорог не было (а на Южный берег не было почти никаких дорог), земля отличалась от чернозема, к которому привыкли помещики центральной России. Первые поместья начали расти вокруг Судака (там у некоторых были свои виноградники). В конце 18 века господа уже проводили лето на своих крымских "дачах". Ехали из Москвы и Петербурга две недели, со всем хозяйством: поварами, гувернантками, крепостными музыкантами – и везли с собой приглашенных на все лето гостей.

До 20-х годов 19 века Южный берег практически не был освоен. Строительство там развернул князь М.С. Воронцов, генерал-губернатор Новороссии. Воронцову принадлежало имение Мартьян (недалеко от Никиты), имение в Гурзуфе, а через 15 лет был построен и знаменитый дворец в Алупке. Вслед за Воронцовым начали обустраивать свои крымские владения княгиня А.С. Голицына (в Кореизе), Л.А. Нарышкин (поместье Софиевка в Мисхоре), И.А. Мальцов (Симеиз) и другие. Крымские усадьбы, с садами и виноградниками, своим хозяевам доходов почти не приносили, но Крым пленял своей природой. Здесь хотелось строить замки. Фантазия архитекторов (и вкусы заказчиков) перенесли в Крым дворцы в мавританском и даже готическом стиле. Дворец Воронцова соединяет в себе Запад и Восток, это настоящий шедевр.

Наконец, в Крыму появилась и царская семья. В 1825 году царь Александр I купил имение в Ореанде. Впоследствии, уже при Николае I, была окончена постройка дворца в античном стиле, но царская семья не успела в нем пожить: началась Крымская война.

Все это были поместья знатных людей, "заповедные уголки", прекрасные парки, не переполненные отдыхающими. "Буржуазный" Крым, со всеми прелестями и суетой летней курортной жизни, возник позже…

События Крымской войны сделали Крым героической землей, частью русской истории, и привлекли к нему всеобщий интерес (вспомним хотя бы "Севастопольские рассказы" молодого Льва Толстого). Этот интерес подогревался еще и тем, что в Крым снова прибыли августейшие особы (а с ними и двор). В 1861 году имение графа Потоцкого, Ливадия, было куплено для императрицы Марии Александровны, которой врачи рекомендовали лечение в Крыму. То, что Ливадия превратилась в царскую резиденцию, было для Крыма лучшей рекламой.

В 1875 году была построена Лозово-Севастопольская железная дорога, которая наконец-то соединила Москву и Крым. Из Одессы в Крым можно было добраться пароходом. От железнодорожных станций до места отдыха (в Ялте, Евпатории, Феодосии, Керчи) тоже чаще всего добирались морем, так как приличных шоссе на Южном берегу еще не было.

В Ялте – столице Крыма курортного – в начале 70-х годов 19 века было 4 гостиницы. Современная Ялта напоминает ту, прежнюю Ялту тем, что цены иногда совсем не соответствуют сервису.

Ялта стремительно развивалась: рядом Ливадия, и людям из императорского окружения не подобает селиться в "меблированных комнатах". "Товарищество для содействия к развитию удобств жизни в городе Ялте" построило супергостиницу "Россия" — 150 номеров "повышенного комфорта". Эта европейская гостиница привлекла в Ялту столичную публику. Одна за другой возникли и другие, не такие шикарные: "Эдинбургская" и "Ялтинская". Внаем сдавались комнаты в частных домах и целые дачи, но спрос по-прежнему превышал предложение. В разгар курортного сезона особенно дорого стоили извозчики, услуги прачечных и виноград. Прошло 20 лет, наступили 1900-е годы. Ялта стала более демократичным, но все равно очень не дешевым местом отдыха.

"Александр II, живя в Ливадии, постоянно показывался на улицах Ялты, то пешком, то верхом, ходил совершенно запросто, по целым часам, по-видимому, без всякой охраны", — вспоминал один из ялтинских старожилов. На Южном берегу любил отдыхать и Александр III с семьей. Ливадию благоустраивали, а в Ялте появилась канализация и телефон.

Николай II и Александра Федоровна обычно прибывали в Крым поездом, а затем морем – на специальных императорских яхтах. Знаменитая яхта "Штандарт" была настоящим шедевром. Самая большая яхта в мире, она к тому же была очень быстроходной, настоящее океанское судно. Внутри – строгий английский стиль, никаких излишеств. Просто и очень дорого. Лето Николая II было "спортивным": купания в море, теннис, прогулки пешком и верхом. Однажды он предпринял необычную прогулку: для того чтобы проверить, удобна ли новая солдатская форма, он прошел несколько верст в полном обмундировании рядового. Формой остался доволен.

Николай очень любил Ливадию, новый дворец из белого камня, который построили в 1911 году, крымскую природу, море. Однажды он сказал: "Я бы хотел никогда не выезжать отсюда". После своего отречения в 1917 году он просил Керенского о разрешении навсегда поселиться с семьей в Ливадии, но в этом ему было отказано.

Прекрасные дворцы и дачи, которые начали строить по всему Южному берегу в 60-х годах 19 века, были роскошью ради роскоши. Владельцы недвижимости в виде различных "подмосковных" обычно получали доход от своих имений или, по крайней мере, не вкладывали в них больше, чем они приносили. Дворцы в Крыму не окупались; бывало, меняли своих владельцев, превращались в курорты. Знаменитое Ласточкино гнездо, которое вначале было построено из дерева и называлось "Замком любви", тоже переходило из рук в руки, пока совсем не пришло в упадок. Только в 1960-е годы Ласточкино гнездо начали восстанавливать, искусственно укрепляя скалу, к которой оно "прилеплено".

Откуда взялось название "бархатный сезон"? Август-начало сентября, когда жара спадает, спеет виноград и в Крым едет богатая публика, одетая в бархат. Это одна версия. Вторая – название "бархатного сезона" происходит от "бархатных книг" — официальных реестров русского дворянства. Андрей Мальгин считает, что "бархатный сезон" изначально приходился на весну. Наступала Пасха, и в Крым приезжали первые отдыхающие – вдохнуть свежего весеннего воздуха (тем более что весна в Крыму наступает раньше, чем на севере России). А сезон винограда, который все очень любили, назывался "шелковым". Был и "ситцевый" сезон – с июня по август. Как ни странно, в это время аристократия в Крым не стремилась, приезжали в основном учителя, служащие, студенты, да и цены были ниже, чем в начале осени.

В конце 19 — начале 20 века Россию захлестнул туберкулез. Единственным местом, где можно было принимать морские, солнечные, воздушные ванны, был Южный берег. Правда, у многих не было средств, чтобы приехать сюда, не было специализированных санаториев. Многие из тех, кто лечился в Крыму, были больны смертельно. Таким образом, Крым был местом, где чувствовался неприятный контраст между веселыми обеспеченными людьми, которые приезжали за удовольствиями, и людьми больными, которые приезжали в надежде поправить здоровье.

Интересно, что многие развлечения за последние сто лет не изменились: те же прогулки по горам, купание в море и, конечно, посещение разнообразных кафе и ресторанов. 100 лет назад самые известные рестораны, не уступающие столичным, — ресторан в Гурзуфе, ресторан Долгова в Алупке, ресторан при гостинице "Россия", ресторан в здании яхт-клуба в Севастополе. С одной стороны, в некоторых ресторанах можно было найти всегда свежие устрицы и другие деликатесы, которыми и сейчас похвастается не всякое заведение. С другой стороны, легко было отравиться, питаясь в разных чебуречных и мелких кафе, за санитарным состоянием которых никто особенно не следил. И тогда, и сейчас кухня Крыма – пестрая смесь татарских, греческих, караимских, болгарских блюд. В путеводителях конца XIX века пояснялось, что чебуреки – "это татарские пироги с мелко рубленой бараниной, изжаренные в масле". Чебуреки и шашлык были частью местного колорита.

Частью местного колорита были и татары-проводники, которые сопровождали господ отдыхающих во время верховых экскурсий. Проводниками обычно становились статные мужчины, у которых были хорошие кони. В конце концов, дамы стали ездить в горы с проводниками "один на один", не опасаясь слухов. Проводникам платили деньги, так что это был "курортный роман по расчету", крымское приключение. Полиция не раз пыталась поставить южнобережных проводников на место: выдворяла их с центральных улиц, не разрешила им основать собственную гильдию, — но жгучие проводники не сдавались и пленяли сердца русских дам, которые приезжали на курорт отдохнуть от мужей.

Интересно, что, перестав быть советским, Крым стал жить по тем же законам, что и до революции. Так же взлетают летом цены, так же хромает иногда сервис и люди удивляются, что за самые обыкновенные вещи приходится так дорого платить. Местные так же ждут "богатого курортника" из столицы (особенно из столицы российской), который, находясь в благодушном настроении, не считает денег и тратит их с удовольствием. Весной быстро что-то строят, красят, нанимают официантов и начинают работать. Вообще, к городу, который живет от сезона до сезона, нельзя предъявлять слишком высоких требований, нельзя нервничать по пустякам и портить себе отдых. Почитайте в Интернете отзывы тех, кто отдыхал в Крыму, – они все разные! Кто-то отлично провел отпуск в какой-нибудь романтической хижине на берегу моря и остался очень доволен, а кто-то попал в пансионат, с евроремонтом, но без горячей воды. Конечно, в общем летнем ажиотаже нельзя требовать, чтобы тебя совсем не обманывали, но можно попытаться свести риск до минимума: купить карту города, узнать заранее, где лучше жить и где вкусно кормят, куда лучше поехать и на чем. Бывалые туристы так и делают.

А так – Крым, как говорится, в своем репертуаре. Почти не изменился с царских времен, так же молод душой, бесшабашен и хорош.

Перекоп Инфо