В Симферополе можно повенчаться за 300 гривен и сделать обрезание за 3 тысячи

В Симферополе можно повенчаться за 300 гривен и сделать обрезание за 3 тысячи

В Симферополе можно коллективно покреститься за 100 гривен. Фото russian-church.ru

Одни резко критикуют денежные отношения в церкви, другие – советуют смириться с тем, что религия, как и любая другая часть общества, не может функционировать без ресурсов, за счет "святого духа".

Небольшое расследование - горожане посетили три церкви в центре Симферополя и рассказали о результатах:

В одном храме мы говорили, что хотим обвенчаться, в другом – окрестить ребенка. Интересовались условиями и ценой. Выяснилось, батюшки деньги в руки не берут. Материальные вопросы решаются у входа в церковь – там, рядом с церковными лавками, находятся небольшие "кассы".

– Скажите, пожалуйста, можно поговорить с батюшкой о венчании? – интересуемся у старушки, которая продает свечи.

–Сейчас нельзя. Идет служба. Вам лучше у регистратора все узнать,?– бабуля показывает на невысокую конторку под стеной.

Подходим. Перед нами стоит женщина средних лет. На столе раскрыта толстенная канцелярская книга. Внимательно выслушав, сухо интересуется, состоим ли мы в браке.

– Почти. Через месяц расписываемся,?– отвечаем.
– Вот тогда и приходите. Попоститесь неделю, причаститесь и исповедуйтесь. Стоит венчание 310 гривен. Платить будете тут. Я выпишу талон, покажете его священнику. Вам, кроме этого, нужно будет купить иконы и рушники. Если для вас это дорого, то в соседнем храме обвенчают за 250 гривен,?– говорит регистратор.

Киваю и скольжу взглядом по полкам кассы. Ценники на иконах – от 25 гривен до 2,5 тысяч. Рушники – от 40 до 120 гривен. Свечи стоят от 1 до 13 гривен, пакетик ладана – 200 гривен. Есть даже "православная" косметика, мази, бальзамы и настойки лечебных трав.

Распрощавшись, направляемся в следующий храм договариваться о крестинах. Здесь все так же: священник ведет службу, люди молятся, а в лавочке у входа потихоньку идет торговля. Подходим к регистратору, спрашиваем, когда и за сколько можно провести обряд.

– Крестим каждый день. Индивидуальные крестины – 200 гривен, коллективные по воскресениям – 100,?– отвечает женщина.

Кассир оказалась разговорчивой и охотно перечислила нам весь церковный прейскурант: освятить квартиру или машину стоит 120 гривен, за двухэтажный дом придется выложить две сотни.

В третий храм мы пришли под конец службы и дождались священника. Батюшка с радостью уделил нам время.

- Никаких тарифов нет и быть не может,?– уверяет священнослужитель.?– Речь идет о добровольных пожертвованиях. Священники не вправе что-то требовать. Если человек не в состоянии внести пожертвование, то это ни в коем случае не повод для отказа в крещении или венчании.

Поясняя нюансы финансовой стороны религии, священник ссылается на статью Андрея Кураева "Откуда у церкви деньги?". Прежде, при натуральном хозяйстве, люди приносили в храмы частицу своего труда: свечи, масло, хлеб, мед, яйца. Со временем, особенно в городских условиях, вместо этого стали отдавать "всеобщий эквивалент" – деньги. Ведь церковную десятину не отменяли. Церковь наравне с другими учреждениями платит за электричество, воду, нанимает работников, например, сторожей. Расходы немалые, а источник дохода только один – пожертвования. Так что критиковать православие за торговлю иконами и свечами не стоит.

В исламе для богослужения практически не нужны дополнительные атрибуты: тут нет икон, свечей, ладана, святой воды. Правда, расходы на религию все равно неизбежны. Два из пяти основных требований ислама – хадж и закят – связаны со значительными тратами.

Крымские последователи Магомета записываются на хадж – обязательное паломничество к святым местам Мекки и ее окрестностей – в Духовном управлении мусульман Крыма. Там же оплачивают специальный взнос – около трех тысяч долларов. Деньги идут на покупку авиабилетов, оформление документов, недельное проживание. Сюда же входит цена жертвенного барашка. В среднем из Крыма ежегодно в хадж отправляется 30–40 человек.

Закят – обязательный годовой налог в пользу бедных, нуждающихся и на развитие проектов, способствующих распространению ислама. Платят его мусульмане с достатком выше среднего. Правоверный должен отдать одну сороковую часть имущества. То есть, если вам принадлежит квартира за 20 тысяч долларов и машина за 10 тысяч, закят составит значительную сумму – около 750 долларов.

– Верующих никто не контролирует. Господь видит, честно он высчитал закят или нет. Не обязательно нести деньги в мечеть или муфтият, можно напрямую передать нуждающимся, дать деньги на операцию больному ребенку и так далее,?– говорит Сейран, имам одной из симферопольских мечетей.

Централизовано закят в Крыму не собирают. Причины разные: не все могут позволить себе платить налог, немало дискуссий вокруг методики расчета. Так что большинство верующих ограничиваются уплатой фитр-садака – пожертвования на праздник Ораза-байрам, который символизирует окончание мусульманского поста в месяц Рамадан. Традиционно размер садака высчитывался от стоимости полутора килограмм зерна, но в последние годы исходят из стоимости "потребительской корзины.

– В этом году, например, собирали с каждого прихожанина по 25 гривен на трапезы обездоленным. Но это не значит, что мусульмане платят садака только по великим праздникам. Чем чаще верующий помогает больным, старикам и сиротам, тем лучше,?– рассказывает Сейран.

Когда в семье рождается ребенок, родители зовут муллу. Священник читает над ребенком молитву и на ухо шепчет имя, с которым он будет известен Богу. Родители жертвуют определенную сумму, исходя из своих возможностей. Кто-то дает 20 гривен, кто-то – 100. Никях (венчание) священнослужители тоже проводят бесплатно, но жених и невеста на свое усмотрение могут оставить определенную сумму – 50–100 гривен – на нужды мечети. Если на никяхе присутствуют дети, то им тоже могут дать денег или сладостей.

Похоронные ритуалы – дженазе – проводит не один мулла. Ему помогают верующие, как правило, пожилые люди, которые тоже читают молитвы. В качестве благодарности им дают деньги. В селах – 20–30 гривен каждому, в городах – около 50 гривен. Пришедшие на похороны, в свою очередь, обязаны оставить некоторую сумму семье усопшего. Особенно, когда умирает мужчина-кормилец. Во время дженазе-намаза мулла интересуется у родственников, остались ли у покойного долги. Один из ближайших родственников обязуется вернуть все до копейки, иначе душа усопшего не найдет покоя.

Суннет (обрезание) проводит хирург в обыкновенной клинике. Операция стоит немало – около 3 тысяч гривен. После этого родители новоиспеченного мусульманина приглашают в дом муллу и верующих людей на торжество – суннет-той. Родители, в благодарность за молитвы, дают садака. Те, у кого нет 3 тысяч для хирурга, могут записать ребенка на коллективное обрезание – их проводят в мечетях за счет меценатов.

Денежный вопрос всплывает и при покупке Корана. Некоторые теологи уверены, что священную книгу нельзя продавать, можно только дарить. Дискуссии не утихают до сих пор. Священники признают, желательно, чтобы Коран распространяли бесплатно, но издатели несут затраты на бумагу, краску, транспорт и многое другое. Расходы нужно компенсировать. Однако в таком случае цена не должна превышать себестоимости. Соблюдается ли это правило, сказать трудно. В Крыму один экземпляр Корана обойдется в 100–150 гривен, но это не предел.

Республика