Севастопольские спасатели:  Каждый второй из воды посылает, но мы спасаем всех, хоть и не обязаны рисковать

Севастопольские спасатели: "Каждый второй из воды посылает, но мы спасаем всех, хоть и не обязаны рисковать"

Севастопольские спасатели зарабатывают всего тысячу гривен в месяц. Фото автора
Автор: Инна ФОРТ

Начальник спасательной станции Учкуевка, 28-летний Александр Герман, в этой должности работает 2 года, до этого 5 лет работал здесь же матросом-мотористом. Саша перебрался в Севастополь из Донецкой области, когда проходил педагогическую стажировку в лагере "Атлантика", на последнем курсе донецкого Славянского педагогического университета. Женился уже здесь, растит 4-летнюю дочь. До работы спасателем преподавал в севастопольской школе математику и основы экономики. Три года подряд играл в КВН – участвовал в конкурсе "Студенческая весна". Всю жизнь занимался спортом.

Плаваньем занимался?

- Если честно, нет. Плавать научился сам – у бабушки в деревне, на реке, на озере.

Когда сам плаваешь, уверен в своей безопасности?

- Как профессионал, уверен в себе на 100 процентов… Нет, наверное, на 99 все же. Есть вещи, не зависящие от меня. Поплыл как-то, не очень далеко от берега находился - заболела нога. Самое главное – не паниковать никогда, не суетиться.

       
   
 
       
       

Чем пользуетесь при спасении людей?

- На станции есть средства спасения – лодка, круг, жилеты, "конец Александрова" (для любопытных – это такая веревка с тремя поплавками, которую кидают в терпящему бедствие, еще его используют как страховочный пояс) и комплект №1, это ласты, маска и трубка. 

Какую территорию ваша станция охватывает?

Наша территория - 2200 метров, от турбазы Матросова на севере до мыса Толстый на юге. Но официально, то есть, отмечено буйками по административной границе – 800 метров. Зона нашего действия на воде – 300 метров от берега, то есть, если человек тонет в этих пределах, мы, по инструкции, должны его спасти. Штат у нас – 8 человек, двух матросов-спасателей берем на лето, на сезон. Остальные работают круглый год.

Виктор Иванович Харьяков тоже живет неподалеку от работы – в Любимовке, работает на станции матросом-спасателем уже 7 лет. Он говорит, что его основная задача – спасать людей, терпящих бедствие на воде. Виктор Иванович не покидает свой пост – на 2 этаже спасательной станции есть наблюательный пункт, откуда в бинокль море просматривается довольно далеко.

       
   
 
       
       

Второй матрос-спасатель – 27-летний Сергей Давыдов, работает на станции только с начала этого лета.

       
   
 
       
       

Какие происшествия были на пляже в ближайшее время?

- Несколько дней назад обратилась женщина, прибежала с истерикой – пропал муж, уже полчаса не выходит из воды, и его не видно. Тогда был шторм, волны. Мы на станции в шторм приспускаем флаг и вешаем черный буй – это значит, что купание запрещено. Также все время объявляем по громкой связи, что усиливается ветер, увеличивается волна, большая просьба присматривать за детьми и не заходить в воду. Я попросил ее не кричать, успокоиться, вокруг много людей, они отдыхают. Объяснил, что от нее сейчас уже ничего не зависит. Позвонил дежурному, попросил вызвать пропавшего по фамилии на левую сторону пляжа. Попросили его выйти из воды. Буквально через несколько секунд 33-летний мужчина появился. Он просто увлекся и заплыл далеко в сторону от пляжа. Я провел с ним беседу.

       
   
 
       
       

Как спасатели определяют расстояние от берега?

- Уже опыт есть. 50 метров до буйков. Потом до 250 метров – зона маневрирования водных велосипедов, на 300-600 – маломерных судов с большой скоростью. Там тоже стоит буй. 

       
   
 
       
       

Станция работает зимой?

- Наша основная задача – охрана человеческой жизни на воде, а опасность есть независимо от сезона. Летом, конечно, усиленный график работы, но зимой выходят в море рыбаки, дайверы, другие суда. У нас есть журнал, где мы фиксируем все происшествия – загрязнения, несчастные случаи, другое. Среди нас есть два матроса-моториста, два матроса-спасателя и медсестра, которая работает каждый день с 9 до 18.00. Кроме того, мы привлекаем с 4 горбольницы медика, чтобы врач на станции был всегда. Она работает до 20.00, но больше отдыхает в обед. Если что-то случается ночью, вызываем скорую помощь.

Как отслеживаете попавших в беду?  

- С 8 утра на вахту заступает наблюдатель, который сидит на вышке с биноклем и следит за происходящим на пляже. Люди располагаются хаотично, но когда что-то случается, мы видим массовое скопление народа – туда сразу направляется матрос-спасатель и медсестра. Случаи бывают и не связанные с водой, плохо человеку может стать от солнца, от алкоголя.

       
   
 
       
       

Многим нравится купаться в шторм – волны, драйв, адреналин. Волной ударило и оттягивает. Увлекаются, теряют друг друга из поля зрения, потом кого-то оттягивает – человека нет, начинается паника. 

В шторм, при чрезвычайных каких-то обстоятельствах, мы должны придерживаться инструкций. У нас нет приказа в штормовую погоду лезть в воду. Я могу сам, под свою ответственность это сделать. То есть, если придерживаться инструкции, я не должен, чтоб спасти чью-то жизнь, рисковать жизнью матроса-спасателя. Даже не имею права. В непогоду запрещен выход в море судов, в том числе, и спасательной шлюпки,  купание людей.

Давай уточним – нет приказа, или есть запрет?

- Нет приказа. Такой приказ никто не отдаст – рисковать жизнью людей. Но тем не менее, мы помним, зачем мы здесь. Нужна помощь, будем спасать. У нас есть инструкции по оказанию помощи терпящим бедствие на воде – именно как это делать. Но без указания степени риска. Все спасательные работы – в руках самих спасателей. Но не было такого случая, чтобы нас попросили, а мы отказали, слукавили в чем-то. 

       
   
 
       
       

Год назад во время шторма наш дежурный увидел на расстоянии примерно 300-400 метров от берега, что там барахтаются люди в жилетках. Очень сильные волны были. Матросы-спасатели наши фактически спасение взяли на себя. Они вышли в море, одели спасательные жилеты, один взял "конец Александрова", а другой – круг. Вытянули тогда из воды мужчину, девочку, старика.

А еще когда я работал мотористом, занесло далеко на матрасе парня с девушкой, они, правда, не подавали никаких знаков. Звук громкой связи до них не долетал, так как ветер был в другую сторону. Доставили их к берегу. То есть, речь о том, что отдыхающим приходится разъяснять, что есть опасность.

В море, если по воде смотреть – кто-то нырнул, кто-то заплыл далеко, народу много, уследить практически невозможно. Есть еще необорудованные места, где люди отдыхают. За пансионатом "Лазурь" начинается дикая зона. Там плавать запрещено. 

То есть, в этой зоне вы люде разгоняете?

- Нет, мы не можем разгонять (Александр улыбается), мы можем только предупреждать, у нас нет карательных функций. Но если тонет кто-то, спасаем, конечно. Категорически запрещено, например, использовать все надувные предметы – круги, матрасы, аттракционы. Человек пошел, купил в ларьке матрас, а плавать он не умеет, то есть, вся надежда в воде – только на этот матрас. Небольшая волна, он переворачивается, естественно, начинает звать на помощь… А мы каждый день, начиная с 8 утра объявляем по громкой связи: "Уважаемые отдыхающие, гости нашего города, пожалуйста, убедительная просьба – не заплывате за буи, не заплывайте на матрасах". Но все плавают.

Например, ребенок с надувным кругом, даже если он в зоне, где разрешено купание – 50 метров. Подул южный ветер, его очень быстро унесет в море на этом надувном предмете. 

Чем пользуетесь при спасении людей?

- На станции есть средства спасения – лодка, круг, жилеты, "конец Александрова" (для любопытных – это такая веревка с тремя поплавками, которую кидают в терпящему бедствие, еще его используют как страховочный пояс) и комплект №1, это ласты, маска и трубка. 

       
   
 
       

   
 
       

   
 
       
       

Как сотрудничаете с предпринимателями на пляже?

- Любой предприниматель, за которым закреплен пляж, если он собрается его окультурить, должен будет пройти инструктаж, нанять хотя бы двоих матросов-спасателей. Мы делаем проверку глубины, чистим дно, и самое главное – буйкование.

Единственный транспорт, на котором можно выйти в море в штормовую погоду, это гидроцикл, он непотопляем. Со всеми владельцами водной техники, работающих на пляже, есть договоренность о предоставлении транспорта в случае необходимости, об оказании первой помощи на воде.

Ребята, которые проводят предварительный инструктаж с желающими прокатиться на катамаране, всегда просят их, в том числе, если видят в воде людей, спросить о самочувствии, предложить руку помощи, если нужно. Любому может стать плохо в воде, особенно пожилым людям. 

С кем чаще всего происходят несчастные случаи?

- Проблема номер один – это, конечно, алкоголь. Здесь неважно, какого человек пола, возраста и так далее. Это основная беда – купание в нетрезвом виде. Дальше я назвал бы людей, у которых проблемы со здоровьем – сердечники, например. Когда начинают тонуть, один будет бороться за жизнь, выплывать, другой напугается и может умереть просто от ужаса и оттого, что сердце не выдержало нагрузки. Еще большая проблема – это родители с детьми. Мама пошла купаться, папа побежал за пивом, ребенок остался на подстилке. Мы отошли буквально на пару секунд – как все говорят, а его нет. Если случается что-то с ребенком, виноваты родители, как правило. Каждый день на пляже теряется 2-3 ребенка.

       
   
 
       
       

Самый трагичный случай на Вашей памяти?

- Три года назад, в Любимовке, в районе гарнизона, примерно в 2,5 километрах от спасательного поста погиб ребенок. С ним на пляже были мать, отец, бабушка, дедушка и еще какие-то родственники. Были сильные волны, ребенка ударило и оттянуло. Его минут 10 не могли найти. Потом отец бегал по пляжу с мальчиком на руках, умолял спасти, но тот уже умер, был синюшного цвета.

Как вы спасаете, что делаете, когда что-то с человеком произошло?

- Людей мы разных поднимали, и с поверхности грунта, и с воды. Например, пострадал кто-то, достаем из воды, первым делом переворачиваем, выливается вода, чистим полость рта. Даже до того, как проверяем зрачки и пульс. Смотрим, может язык прикушен, тина забилась. Потом нужно обязательно подложить что-то под шею, чтобы голова была запрокинута. Можно просто песка подсыпать. Чтоб из легких удалить остатки воды. Потом делается искуственное дыхание. Если спасатель один, он вдувает воздух и делает пять глубоких нажатий на грудную клетку. Если вдвоем, немного по-другому, но технология та же. Это делаем до прибытия скорой, или до появления явных признаков омертвления. Например, у гипертоников – появляются синие полосы, пятна, вздутие.

Например, нашли в июне 44-летнего жителя Мурманска. Он пошел купаться в 1.15 ночи, прыгнул с парапета. Нам позвонили, мы приехали с матросом-спасателем, судмедэксперт был тоже. Ну, там были явные повреждения – кровавые раны (Напомним, мы писали о пропаже этого мужчины). По утверждению эксперта, он в момент смерти был очень пьян. В таких случаях составляется акт – по нашему образцу и заключение эксперта.

Как вы узнаете о происшествиях?

- Вот об этом случае в районе Толстяка. Нам позвонил дежурный, предупредил, что ночью мужчина пошел купаться и не вернулся. Берем лодку, водолаз проверяет дно зоны буйкования - в маске и с трубкой.

Есть такая служба – маневренная водолазная группа. Если случается что то серьезное на большой глубине, где уже не обойтись без аквалангов, вызываем их. Все остальное – по прибрежной полосе – на нас.

У нас есть беспроводная городская связь с другими станциями. Если случается что-то непредвиденное – мотор заглох, весло сломалось, лодка сдулась – вызываем на помощь других. Например, звонят с другой станции, сообщают – уплыли люди в вашу сторону. Отслеживаем, к ним подплывает матрос-моторист, спрашивает, как самочувствие, предлагает доставить к берегу. Каждый второй, кстати, посылает.

Как вы достаете погибших из воды при большом скоплении людей на пляже?

- Ну, конечно, не несем по пляжу. Вот недалеко есть турбаза "Севастополь", у нас есть телефон их спасателей. Звоню, говорю – во столько-то подъедем с трупом. Кладем на носилки, укрываем покрывалом и передаем. За волнорезом аккуратно передаем, оттуда уже забирают в морг. Если нет такой возможности, в самом крайнем случае, быстро проносим, берем с собой медицинский чемодан, круг, ласты, еще что-нибудь, чтоб не создать паники. Но стараемся. конечно, чтоб таких моментов не было. Ведь на пляже полно людей, дети.

В этом сезоне, слава Богу, на пляже Учкуевка не было ни одного утопленника. Был инцидент с двумя пьяными солдатами-срочниками. Они на пляже были в 6 утра, штормило. Один из них позвонил, сказал, что другу плохо, они здорово переохладились. Вытащили, отправили их в 4 горбольницу

Наш оперативный дежурный находится на мысе Хрустальный, когда что-то случается, передаем ему всю имеющуюся информацию о пострадавшем человеке. Со всех 9 севастопольских спасательных станций вся информация идет туда. Оттуда сообщают в МЧС.

       
   
 
       
       

Были ли случаи, когда находили снаряды, что делаете в таких обстоятельствах? 

- Нас на смене одновременно – 3 человека. Начальник, матрос и медсестра. Наблюдатель пост не покидает, он следит за происходящим на воде. Объявляем, чтобы люди покинули место, где находится снаряд. То есть мы должны сделать все, чтоб людей там не было, но и пресечь панику по возможности. Просим, предупреждаем. И вызываем МЧС. 

Как реагируют отдыхающие на запреты и предупреждения?

- Каждый второй посылает. Подплываешь, спрашиваешь, как самочувствие, предупреждаешь об опасности, предлагаешь доставить на лодке к берегу. А он, например, отвечает – Да греби уже отсюда, я здесь 10 лет плаваю. Бывает, и матом. Бывает, и из воды потом выходит, приходит, начинает наезжать, приходилось милицию вызывать. В Учкуевке есть ППС, они постоянно здесь ходят.

При каких условиях спасателей берут на работу?

- Любой гражданин Украины, не младше 18 лет, прошедший медосмотр и прослушавший курс подготовки матроса-спасателя и охраны труда, может у нас работать.

       
   
 
       
       

Какая у спасателей зарплата?

- Зарплата, конечно, маленькая. С этого месяца – 1005 гривен минус подоходный налог. До этого было 980. Это за 15 рабочих дней по 12 часов. Каждый матрос-спасатель еще выходит в ночные смены, с ними выходит 1200. Отпуск – 24 календарных дня.

       
   
 
       
       

Планируешь ли сменить работу, может, что-то в ней изменить?

- Да нет, работу я менять не собираюсь. Но хотелось бы видеть нашу станцию в лучшем состоянии. Очень нужен пирс, например. Швартовка, цивилизованный подход к берегу. Еще хотелось бы, чтоб станцию было хорошо видно из самой Учкуевки, а не как сейчас, все загорожено, вывести ее на новый уровень, поднять зарплаты. Не можем же мы здесь шашкой махать… Техническое оснащение сейчас процентов на 70.