Большинство крымских татар отказываются оставлять самозахваты в Симферополе ради участков в пригороде

Большинство крымских татар отказываются оставлять самозахваты в Симферополе ради участков в пригороде

Крымские татары разбирают самострои и ждут выделения участков в Добром — без света, газа и воды.

Крымские власти обещают всем, кто освободит земельные участки, предоставить взамен другие. Тем не менее, не все готовы отступать: обитатели полян протеста разделились на два лагеря — одни пошли навстречу властям, другие категорически отказываются сносить самострои.

Сейдамет Геметджи одним из первых покинул самозахват в районе кладбища "Абдал" под Симферополем, когда власти пообещали ему землю в селе Доброе этого же района.

- Есть информация, что границы Симферополя будут расширяться и приграничные села войдут в его состав. Потом Василий Георгиевич Джарты лично попросил нас оставить участок, чтобы все могли убедиться, что мы — народ, а не структура для давления на власть, - заявил симферополец.

По словам Сейдамета Гемеджи, Добровский сельсовет уже принял решение о выделении ему участка, куда планируется подвести газ, электричество и воду. Он уверен, что остальные пойдут по его стопам.

- Когда подходишь и с плеча рубишь: "Уходи!", тогда понимания не будет. Если собираешь людей, объясняешь, люди слышат это все и соглашаются. Практически 80% из тех, с кем мы встречались, согласны освободить участок, - считает Сейдамет.

Крымский вице-премьер Георгий Псарев уверен, что процесс освобождения самозахватов в районе кладбища "Абдал" идет конструктивно.

- Люди подают заявления на земельные участки в Добровский поссовет для освобождения самозахвата в районе кладбища "Абдал". Там пока речь идет о 100 с лишним людях. Процесс идет, проверяются списки, использовано ли право получения земли теми или иными людьми. Недовольные, конечно, существуют. Но это вопрос переговоров, - отметил политик.

Однако на других самозахватах люди пока не настроены на компромисс. Айдер Халилов шесть лет держит свой участок в Укромном. Он говорит, что землю он и его 340 "соседей" не отдадут.

- Почему я должен это делать? Власть мне ничего не дала с тех пор, как я в 98-м году приехал в Крым. Сейчас работает правительственная комиссия: мы надеемся, что все решится по-человечески — нам выделят наши участки. У меня из шестерых детей четверо скоро женятся — я не могу им сказать: "Возьми чемодан и иди!". При этом Айдер уверен, что даже силой их не выгонят: "Пускай приходят убивать, я тоже там буду — с семьей, - заявил мужчина.

По его словам, самозахватчики не согласятся даже на уговоры Меджлиса.

В самом Меджлисе уверяют, что готовы содействовать властям, и даже делегировали двух своих представителей в комиссию по расселению самозахватчиков.

- Самое главное, чтобы люди получили землю, — считает первый зампред Меджлиса Рефат Чубаров. — 9 августа мы сделаем первую попытку рассмотреть проект генплана города, увидим реальные требования крымской столицы, в том числе те массивы, где существуют поляны протеста, услышим и пожелания людей. Часть массивов настолько уже обустроена, что я не представляю, кто и каким образом сможет требовать их освобождения. Но допускаю, что один или два массива  в Симферополе могут быть предметом дискуссии — для освобождения их при условии предоставления людям земли в черте города.

На сегодня в столице Крыма насчитывают до 15 полян протестов, а по всему полуострову — около 300, на каждой из которых может быть от десятков до сотен самозахватов.

- Самозахватчики не бросят землю в районе кладбища, потому что она в 5 раз дороже, чем в Добром. Здесь через пару лет будет черта города — можно будет строить магазины или дома. Под жилье сотка уже сейчас стоит 6 тысяч долларов, под бизнес — 10 тысяч.

Напомним, крымские татары начали добровольно оставлять самозахваты. Это произошло впервые за 20 лет. 

Алексей Гайдуков по материалам Сегодня.