Роковую машину, упавшую в пещеру Монастырь-Чокрак, погибший спелеолог взял в кредит

Роковую машину, упавшую в пещеру Монастырь-Чокрак, погибший спелеолог взял в кредит

Машина превратилась в груду металлолома. Фото КСС Крыма

В Симферополе похоронили участника спелеологической экспедиции. То, что его молодые коллеги остались живы, специалисты считают чудом.

Напомним, в Крыму на спускавшихся в пещеру спелеологов упал автомобиль [Видео, Фото] .  Падая, машина сорвала с креплений веревки, по которым люди спускались вниз. В результате один человек погиб, двое травмированы.

На днях в Симферополе похоронили опытного спелеолога-спасателя Алексея Гончаренко. У него осталось двое маленьких детей. Проводить в последний путь товарища приехали его коллеги со всего Крыма. Что же привело к столь трагическим последствиям обычной экспедиции в пещеру Монастырь-Чокрак горного массива Караби-Яйла? Об этом рассказали молодые спелеологи. Они спустились в пещеру первыми и благодаря этому обстоятельству не пострадали.

— Маршрут экспедиции был простой, и ничто не предвещало такого поворота событий, — вспоминает тот роковой день 34-летний севастополец Кирилл. — В группе нас было шестеро: Алексей, Наташа, Света, Эдуард, Александр и я. Половина — опытные люди, остальные — новички. Я спустился в пещеру первым, за мной — Эдуард. Третьей начала спускаться Света (26-летняя жительница Севастополя. — Авт.). Больше половины пути она "прошла" благополучно, уже переговаривалась с нами. Как вдруг раздался страшный грохот, от которого задрожали стены пещеры. Первое, о чем мы подумали: падают камни, произошел обвал. Ничего не было видно, только слышен грохот и крики людей. Мы с Эдиком бросились в глубь пещеры. За пару секунд, наверное, метров 20 проскочили и буквально вжались в землю. И сразу же под отверстием колодца (входом в пещеру. — Авт.), в том месте, где мы стояли мгновение назад, что-то сильно ударилось, полетели обломки. Почувствовали сильный запах бензина.

 Кирилл (слева) и Эдуард первыми из группы спустились в пещеру. Фото: Факты

Эдик говорит: "Похоже, машина упала". Но поверить в это было невозможно! Осторожно выглянули из ниши. А там, действительно, вертикально стоит машина. В свете фонаря было видно только ее, от этого возникало ощущение полной нереальности происходящего. И тут Света подала голос: "Что случилось? Я живая". Мы пошли к ней. Оказалось, девушка упала и лежала на земле. Недалеко от нее — Леша (Алексей Гончаренко. — Авт.). Сразу было видно, что... он уже неживой. Мы накрыли Лешу и стали заниматься Светланой. Сняли с нее страховочные веревки и решили перенести в более безопасное и сухое место. Не сидеть же на дне почти стометровой пропасти и ждать, что сверху еще что-то упадет. 

Однако при перемещении травмированного человека рискуешь навредить ему. Света лежала не на ровной поверхности, а между камнями. Когда попытались приподнять ее, девушка закричала от боли. Потихоньку выяснили, что она может двигать ногами, руками — значит, позвоночник не поврежден. Вроде сильной травмы или ушиба головы тоже нет. Это основное, из-за чего мы переживали в первую очередь. Благо Света спускалась в пещеру в каске и поясницей упала на рюкзак с мягкими вещами, вылетевший из машины. Иначе грохнулась бы на огромные камни-валуны на дне пещеры...

Напомним, Девушке из Севастополя, которая чудом выжила после падения машины в пещеру, нужна помощь

Мы подстелили девушке, кроме рюкзака, еще и коврики. Укрыли, чем могли. Нашли несколько спальников, которые тоже вылетели из машины. Сделали какое-то подобие навеса.

— Сверху таял снег, и на нас лилась талая вода, ледяной душ, — говорит Эдуард. — У входа в пещеру клубился пар. В глубине, конечно, было чуть теплее и сухо. Но Свету перенести туда мы не могли. И бросить ее тоже не имели права. А ей страшно, больно. Так и сидели около нее по очереди. Было очень холодно. Мы же спускались в пещеру без верхней одежды, только в хлопчатобумажных комбинезонах. Сверху слышали голоса. Крикнули, что мы живы. Потом голоса затихли. Мы стали ждать, надеясь, что товарищи вызвали спасателей.

 Девушку закутали в кокон. Фото КСС Крыма

— Долго ожидали?

— Часа три, наверное, — отвечает Эдуард. — В глубине пещеры нашли лужу и пили из нее воду. Мы же не брали с собой ни еды, ни воды. Не было никаких целых и чистых емкостей, так как все было залито бензином. Но, к счастью, обнаружили пачку одноразовых полиэтиленовых пакетов, набрали в них воду и дали попить Свете.

— О чем думали, дожидаясь помощи?

— О том, что если спасатели по какой-то причине задержатся, то мы с Эдиком еще выдержим, а вот Света — нет, — признается Кирилл. — И нам тогда придется сидеть рядом с... двумя трупами. У девушки могли быть внутренние кровотечения, плюс сильное переохлаждение организма. Если мы, здоровые, дрожали от холода, то она, лежавшая практически без движения, тем более замерзла. Но хочу отметить, что у Светы не было ни истерик, ни слез. Более того, она сама проводила диагностику — говорила: у меня болит здесь, наверное, поломана рука, болит там, подвиньте чуть правее... Это намного облегчило нам ожидание. Если бы Света кричала от боли, не знаю, как бы мы справились.

— Светлана уже бывала в этой пещере?

— Нет, она из новичков, — говорит Кирилл. — Так получилось, что друг с другом мы познакомились уже на месте. Все знали только руководителя нашей группы — Алексея. Мы с Лешей давно планировали сходить в эту пещеру. Решили, что после Нового года, как только появится возможность, отправимся. О дате поездки он предупредил меня за две недели. Помню, сказал: "Я тебе обещал показать большую красивую пещеру — и покажу"...

Напомним, Выжившая девушка из Манастыр-Чокрак: "Я лежала и видела, как сверху на меня летит сухое дерево"

Молодые люди признаются, что поражены самоотверженностью спасателей.

— Представьте, 19 человек в выходной день, ночью, в жуткую погоду, все бросили и примчались нас выручать! — говорит Кирилл. — Один спасатель рассказывал потом, что в это время был в гостях. Ему предлагали выпить, но он отказался, говорит, как чувствовал — что-то может случиться. Другого забрали прямо из... бани. Все использовали личное снаряжение для спуска в пещеру. Если бы не эта общественная организация — Контрольно-спасательная служба Крыма, — то, в принципе, помочь туристам, попавшим в беду в горах, пещерах, некому. Большая часть этих спасателей — добровольцы, которые за свою работу не получают денег. Они по зову сердца занимаются спасением людей. Не будь их, даже не представляю, что стало бы с нами. Ведь, насколько знаю, в МЧС сейчас нет соответствующего оборудования, техники и подготовленных специалистов, чтобы справиться со сложной ситуацией.

— Первым к нам спустился руководитель Контрольно-спасательной службы Крыма Владимир Мельников, — объясняет Эдуард. — Когда до дна пещеры осталось метров 20, мы стали ему рассказывать обстановку. Сообщили, что внизу находится автомобиль, разлился бензин, поэтому надо спускаться очень аккуратно, не допустив воспламенения. К тому же "Опель" стоял в очень неустойчивом положении. Конечно, Владимир Анатольевич сильно рисковал. Ведь, кроме бензина, существовала опасность срыва камней, которые, падая, повредила машина. Мельников спустился буквально в метре от авто. И первое, что сказал: "Я такого еще не видел!"

Спасатель сразу поинтересовался судьбой Алексея — наверху еще не знали о трагедии. Затем начал заниматься Светой. Мы к тому времени уже перенесли ее метров на пять-семь от места падения, туда, где меньше лила сверху талая вода. Буквально по сантиметру двигали, осторожно подкладывая вещи.

 Машина превратилась в груду металлолома. Фото КСС Крыма

Вслед за Мельниковым в пещеру спустился врач, который сделал пострадавшей обезболивающий укол. Уже вчетвером девушку переложили на носилки и отнесли в более безопасное сухое место. Там соорудили что-то наподобие палатки, зажгли лампу. Важно было не допустить сильного переохлаждения. С момента падения прошло почти шесть часов.

— Затем Свете снова укололи обезболивающее, наложили шины и "упаковали" в носилки, как "кокон", — говорит Кирилл. — Сверху передали, что уже организована страховка, и мы по очереди поднялись наверх.

Переодевшись в сухую одежду (их комбинезоны насквозь промокли), ребята сидели в машине Кирилла и грелись.

— Мы ждали еще три часа, пока поднимут Свету, — рассказывает Кирилл. — Это случилось в три часа ночи. Из-за погодных условий и тяжелого рельефа местности "скорая" просто не могла подъехать к пещере — пошел дождь со снегом, и дорогу размыло. Поэтому Свету отвезли на джипе кого-то из добровольцев-спасателей до асфальтовой дороги, где уже ждали врачи. После чего переложили на другие носилки и поместили в машину скорой помощи. Те носилки, на которых Свету подняли из пещеры, нужно было освободить, так как они были единственные, и требовались для подъема Леши... Доехали до Белогорской районной больницы, Свету сразу же направили в реанимацию. В семь утра после беседы с врачами я позвонил ее родителям в Симферополь, сообщил диагноз (переломы плеча, двух шейных позвонков, бедра и лопатки), рассказал, куда надо приехать. Вторая девочка из нашей группы, которая пострадала меньше, тоже лежала там и была в шоке от случившегося.

Кирилл и Эдуард — программисты. Но теперь, признались ребята, тоже будут помогать спасать людей, попавших, как и они, в беду.

— Почему такое произошло? Спелеологи, среди которых были и опытные, в чем-то допустили ошибку? — спрашиваю у начальника Контрольно-спасательной службы Крыма.

— Нет. Это — чудовищная роковая случайность, — считает Владимир Мельников.

— Говорят, ЧП случилось потому, что они закрепили веревки для спуска за автомобиль.

— Ребята "цеплялись" не за машину, а так, как положено — за вбитые в скалы крюки. У спасателей к их "навеске" претензий не было. Все было сделано грамотно. Просто никто не мог предположить, что туда, в колодец пещеры, упадет автомобиль (то ли из-за гололеда, то ли по иной причине) и порвет веревку, на которой висели люди.

— Двое из троих спелеологов, находившихся в тот момент на веревке, чудом остались живы. Говорят, автомобиль пронесся мимо них буквально в 20-ти сантиметрах, не зацепив и не потянув за собой.

— Действительно, они удивительным образом не попали под машину и не упали потом на нее. Вся эта история — переплетение чудовищного невезения и сказочного... везения.

— То есть жертв могло быть больше?

— Безусловно. Например, если бы девочка, спускавшаяся последней, находилась в тот момент не на самом верху веревки, а десятью метрами ниже, она погибла бы. А так отделалась лишь легкой травмой ноги и на следующий день уже ходила. Если бы другая девочка не упала на рюкзак с мягкими вещами, то повреждения у нее были бы гораздо серьезнее. За всю 50-летнюю историю нашей контрольно-спасательной службы случая, когда автомобиль упал в пещеру, в которую в это время спускались спелеологи, не было. Думаю, что и во всей Украине подобного не происходило.

— Пещера Монастырь-Чокрак считается сложной для спуска?

— Да. Те, кто в ней бывал, говорят, что не испытывали трудностей. Но поймите: 80-метровый колодец — высота 27-этажного(!) дома — это уже сложно.

— Погибшего Алексея Гончаренко вы хорошо знали?

— Мы знакомы лет десять. Леша — наш воспитанник и внештатный сотрудник, хорошо подготовлен, неоднократно участвовал в различных спасательных работах...

P.S. По факту гибели человека заведено уголовное дело. Машину из пещеры доставать не будут — нет технической возможности, да и поднимать особо нечего. Говорят, автомобиль принадлежал погибшему спелеологу и купил он его в кредит...

Юлия Крымова по материалам "Фактов"