Здесь гостили Пушкин, Черчилль и Толстой: самые знаменитые особняки Симферополя

Здесь гостили Пушкин, Черчилль и Толстой: самые знаменитые особняки Симферополя

Здесь гостил Черчилль.

Столицу Крыма не зря называют "город-собиратель": за два с четвертью века Симферополь собирал под своим небом не только транспортные пути, но и многих выдающихся людей. Многие из них жили в зданиях, которые сохранились до сих пор – и сейчас, прикоснувшись к стенам этих домов, можно представить, о чем думали и что чувствовали члены императорской семьи, прославленные поэты или, например, создатель советской ядерной бомбы.

Романовы сажали деревья, молились и обедали

Первой из царской династии Симферополь посетила Екатерина II, но временный путевой дворец, в котором она останавливалась, до наших дней не сохранился. Зато ее путешествие создало традицию царских вояжей на юг. В Крыму побывали все наследники императрицы, кроме ее сына – Павла I. Например, осенью 1837 года Симферополь посетил Николай I с семьей и поэтом Василием Андреевичем Жуковским, который был воспитателем наследника престола.

"Царская семья прогулялась по Бульвару (сейчас это Парк культуры и отдыха), там они посетили Таврическую губернскую выставку, – рассказывает Алексей Эйлер, научный сотрудник Музея истории Симферополя. – На ней были представлены изделия из самоцветов, фрукты, цветы, вина. Императрица и великая княжна купили на выставке много украшений. Затем император посетил Странноприимный дом Таранова-Белозерова, где сегодня расположен медицинский колледж. Царь и его семья провели в Симферополе два дня, ночевали они за городом – в имении князя Воронцова (нынешний „Дом науки“ в ботаническом саду Таврического национального университета). А Жуковский остановился в одной из построек усадьбы надворного советника Петрова (ныне дом на улице Жуковского, 13)".

Последний царь России Николай II бывал в Симферополе несколько раз, особенно ярким стал его приезд в апреле 1912-го. Жители города вышли на улицы и бросали цветы под колеса царского автомобиля. Крымский публицист Георгий Когонашвили вспоминает, как много лет назад пожилая жительница Симферополя рассказывала ему, что, будучи девочкой, с другими симферопольцами приветствовала самодержца, у которого практически не было охраны, сам же император "весело улыбался и был необыкновенно прост". Затем высокий гость остановился в доме Таврического губернатора (сейчас здание Крымского института последипломного образования на улице Ленина, 15), где встретился с видными горожанами.

Черчилль спал и курил под защитой зениток

О пребывании в Симферополе премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля рассказывает мемориальная доска на доме 15 по улице Шмидта. По пути на знаменитую Ялтинскую конференцию в феврале 1945 года для Черчилля, самолет которого приземлился в Саках, предусмотрели несколько пунктов отдыха. Одним из таких пунктов стал дом в районе, где, по словам Алексея Эйлера, в то время жили руководители местных силовых ведомств. По преданию, Черчилль около часа отдохнул в комнате, вышел на балкон, выкурил сигару и слегка удивился усиленным мерам охраны – на противоположной стороне улицы, где сейчас находится Детский парк, разместилась целая зенитная батарея.

Толстой отдыхал от военной службы

Писатель Лев Толстой приехал в Крым воевать: он участвовал в обороне Севастополя во время Крымской войны. В определенный момент перевели на тыловую позицию в деревню Эски-Юрт (сейчас село Лозовое). Оттуда граф наведывался в Симферополь. В крымской столице автор "Севастопольских рассказов" встречался с местной интеллигенцией и, по мнению некоторых историков, особенно подружился с популярным врачом, активным общественным деятелем и краеведом Николаем Плешковым, у которого неоднократно бывал на квартире. Улицу Слободскую, где находился сохранившийся до наших дней дом Плешкова, Симферопольская городская дума переименовала в улицу Толстого. Любопытно, что сделано это было в 1904 году – то есть еще при жизни писателя. Сегодня в доме находятся несколько офисов, а на его фасаде установлена мемориальная доска в память о визите автора "Войны и мира".

Грибоедов хандрил и ругал Симферополь

Ряд историков уверены, что автор бессмертной комедии "Горе от ума" и выдающийся российский дипломат Александр Грибоедов в 1825 году останавливался в симферопольской гостинице "Афины". Документальных подтверждений нет, да и неизвестно, существовал ли тогда этот отель в Симферополе: первые упоминания о нем датируются лишь тридцатыми годами XIX века. Тем не менее сегодня на доме номер 25 по проспекту Кирова висит мемориальная доска.

По воспоминаниям русского поэта Андрея Муравьева, который жил в соседнем с Грибоедовым номере гостиницы, писатель был "недоступен для всех, исключая какого-то немецкого барона, давнего его приятеля". Настроение замкнутости и отчужденности отражено и в одном из писем самого Александра Сергеевича кузену Степану Бегичеву: "Приезжаю сюда, никого не вижу, не знаю и знать не хочу. Это продолжалось не более суток… ворвались ко мне, осыпали приветствиями, и маленький городок сделался мне тошнее Петербурга. Мало этого. Наехали путешественники, которые меня знают по журналам: сочинитель Фамусова и Скалозуба, следовательно, веселый человек. Тьфу, злодейство! Да мне невесело, скучно, отвратительно, несносно!".

Курчатов работал билетером и грыз гранит науки

"Отец" советской атомной бомбы Игорь Курчатов провел в Симферополе детские и юношеские годы. Он с золотой медалью закончил гимназию, а затем физико-математический факультет Таврического университета.

"Семья его терпела нужду, они не имели возможности снять жилье в самом Симферополе, и поэтому арендовали квартиры в пригороде, – рассказывает Эйлер. – Игорь учился легко, после занятий он часто оставался в гимназии на репетициях оркестра, в котором играл на мандолине. Во время учебы в университете будущий великий ученый работал билетером в кинотеатре „Лотос“ (нынешний „Спартак“) и колол дрова".

Семья Курчатовых некоторое время жила по адресу Чайковского, 14, но на здании нет ни малейшего упоминания о гениальном квартиранте.

Пушкин лечился

Александр Сергеевич посетил Симферополь в сентябре 1820 года. Возвращаясь из своего крымского путешествия, которое он совершил вместе с семьей генерала Николая Раевского, поэт был болен лихорадкой (малярией). Предполагают, что его лечил лучший врач русской армии в то время Федор Мильгаузен.

Известный крымский краевед Владимир Широков в своих статьях настаивал на том, что поэт остановился в доме известного химика, профессора Феликса де Серра, и предлагал повесить на здании мемориальную табличку. Сегодня этот дом, стены которого повидали немало выдающихся людей, стал пристанищем для бомжей.

Источник: Республика. Еженедельник Крыма