Севастопольский моряк, истекая кровью, увел обстрелянное судно из рук пиратов

Севастопольский моряк, истекая кровью, увел обстрелянное судно из рук пиратов

Бандиты стреляли по морякам «Полонии» из крупнокалиберного пулемета, а затем взяли их в заложники. Фото из архива А. Чумакова

Наши земляки на протяжении вот уже нескольких лет регулярно становятся заложниками пиратов. Недалее как вчера морские разбойники захватили итальянское судно Asso Ventuno, в экипаже которого есть один украинец. Нам же удалось пообщаться с человеком, который не просто пережил плен, но и героически отвоевал судно, - пишет "Сегодня".

У севастопольского моряка Александра Чумакова следы от нападения пиратов останутся на всю жизнь. Два года назад в конце июня немецкое судно "Полония", которое перевозило якорные цепи для буровых установок, остановилось у берегов Нигерии. Экипаж судна — 13 человек — состоял из немцев, украинцев, россиян, латыша и литовца. Чумаков занимал должность второго помощника капитана.

Второе июля стало роковым днем для экипажа, когда моряки заметили две быстроходные лодки с вооруженными людьми, на одной из которых был установлен крупнокалиберный пулемет. Пираты не медля открыли огонь по стоявшему рядом танкеру, а потом направились в сторону "Полонии".

"Мы поливали пиратов из брандспойтов, чтобы не подпустить их к кораблю, — рассказывает Александр Чумаков. — Они стали стрелять на поражение, и капитан приказал экипажу собраться на мостике". Пираты захватили "Полонию", открыли беспорядочную стрельбу, вывели из строя связь и навигацию. Моряков избили и под дулами автоматов приказали спускаться в пиратские лодки.

"Несколько наших загнали на трап и приказали прыгать в лодку, — вспоминает 38-летний Александр. — Но трап сильно раскачивался, потому что на море было волнение. Прыгать было смертельно опасно — всех затянуло бы под винты. Я пытался объяснить это пирату, который стоял рядом со мной, но он вел себя неадекватно, наверное, был под действием каких-то наркотиков. Пульт управления трапом находился возле меня, я нажал на кнопку, трап "зарылся" в воду, а пират выстрелил в меня почти в упор".

Александр без помощи лоцмана вел пустой корабль к берегу. Фото из архива А. Чумакова

Бронебойная пуля прошла навылет через бедро, не задев кость. Однако, ударив о палубу, она разорвалась — осколки попали Александру в ногу и живот. Приставив к виску моряка дуло "калашникова", пират нажал на курок. Но выстрела не последовало — в магазине закончились патроны, а Александр бросился бежать.

Вслед ему ударила автоматная очередь. Одна из пуль все-таки попала в ногу моряку, и он упал. Пират и его подельники оставили Александра на палубе, посчитав, что он не опасен, а всех 12 членов экипажа "Полонии" взяли в заложники.

Раненый севастополец остался один на судне. Он перевязал раны, наглотался антибиотиков. Среди разбитого оборудования Александр обнаружил уцелевший факсимильный аппарат с оборванным проводом, восстановил соединение, связался с компанией судовладельца и сообщил о случившемся.

ВЕЛ "ПОЛОНИЮ" ВСЛЕПУЮ И ХОДИЛ НА РУКАХ

В компании судовладельца перед Александром Чумаковым поставили задачу: привести корабль поближе к берегу, чтобы бросить якорь. Это при том, что сухогрузом типа "Полонии" могут управлять не меньше девяти человек. Но крымчанин справился в одиночку. Для этого ему пришлось постоянно "курсировать" между капитанским мостиком и машинным отделением, а подниматься по трапам — в основном с помощью рук, потому что раненая нога нестерпимо болела. Чтобы поддержать себя и восполнить кровопотерю, Александр постоянно пил минеральную воду, в которой он развел мед. Бутылки с напитком он расставил вдоль трапов от машинного отделения до капитанского мостика.

Стекла вдребезги. Так выглядел капитанский мостик после нападения пиратов. Фото из архива А. Чумакова

"Выжить мне помогли навыки, которые я получил еще в школьные годы, когда занимался в Севастопольском военно-спортивном клубе, — говорит Александр Чумаков.

Лишь вечером, когда моряк уже бросил якорь, на связь вышли береговые службы Нигерии. К "Полонии" подошел патрульный катер нигерийских ВМС. Александру предложили перейти на катер, но он отказался покидать судно — ведь там были судовые документы и ценные вещи. После непродолжительных переговоров на борт "Полонии" поднялся командир катера. Александр заявил ему, что готов сам вести судно к безопасным речным причалам. Однако проход по реке был возможен только с лоцманом, в светлое время суток. И кроме того, по своему статусу Чумаков не имел права управлять кораблем. И здесь Александр не растерялся — связался с компанией и заявил, что берет всю ответственность на себя. Получив добро, Чумаков двинулся дальше.

Иллюминаторы на капитанском мостике, в которые попали пули, были покрыты сеткой трещин: обзор — нулевой. Александру пришлось вырубить стекла топором. Нигерийский лейтенант все это время лишь молча наблюдал за раненым, в окровавленных повязках и стеклянной крошке, моряком. К утру Александр привел корабль на стоянку — вслепую и без лоцмана.

В НОГЕ НАВСЕГДА СОТНИ ОСКОЛКОВ

У берега судно взяли под охрану нигерийские военные, а для Александра итогом опасного плавания стала транспортировка в госпиталь. Там его прооперировали, вытащили пулю из ноги, но, как потом выяснилось, занесли инфекцию.

"Я бы сам извлек тогда эту пулю, если бы не рана в животе, — говорит Александр. — Из-за этой раны я не мог согнуться". Пираты освободили экипаж "Полонии" после получения выкупа (его размер — коммерческая тайна). А Александра отправили самолетом в Гамбург, потому что началось заражение, и он мог лишиться ноги. К счастью, лечение помогло, но на всю жизнь в ноге Александра осталось больше сотни осколков — врачи не рекомендуют их трогать.

После выписки из госпиталя севастополец был приглашен на аудиенцию к владельцу компании, которой принадлежит судно, Рольфу Бризе. Тот выслушал рассказ Александра и сказал, что теперь он понимает, почему русские победили во Второй Мировой войне. Сейчас Чумаков работает первым помощником капитана в канадской компании и не так давно снова ушел в рейс.