Крымчанин рассказал, как снимали нашумевший  Вий

Крымчанин рассказал, как снимали нашумевший "Вий"

Ярослав Пилунский руководил процессом на пяти языках. Фото: flamber.ru

За пять дней премьерного показа фильм "Вий" успел собрать в Украине около 15 млн грн. Во многом — это заслуга операторского коллектива, сделавшего картину визуально практически безупречной. Одним из его руководителей был оператор-постановщик картины, крымчанин Ярослав Пилунский.

Ярослав родился в Симферополе, а когда мальчику исполнилось два года, семья переехала в Севастополь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как в Крыму снимали "Человека-амфибию"

- Там вырос и пошел учиться в кораблестроительный институт. Мечтал строить суда. Но когда три курса проучился, понял, что хочу стать оператором и уехал в Киев поступать в театральный институт им. Карпенко-Карого, — рассказывает Ярослав.

На съемки "Вия" попал случайно

Съемки "Вия" стали первой работой голливудского уровня для Ярослава. На должность оператора-постановщика картины он попал по совершенно счастливому стечению обстоятельств.

- Фильм начинали снимать еще семь лет назад с другим оператором-постановщиком, чешским, — говорит Ярослав Пилунский. — Но в самом начале работы на Чехию, где шел съемочный процесс, обрушился кризис, и работа над картиной возобновилась лишь спустя несколько лет. В тот момент я сотрудничал на съемках клипа с режиссером этой картины Олегом Сепченко, и когда восстановили производство, оказалось, что оператор, который прежде работал, не сможет участвовать в проекте, тогда Олег пригласил меня.

Как проходили съемки "Вия"

Съемки фильма, как говорит оператор-постановщик, велись в Праге и в ее пригороде. В заповеднике, где достраивались декорации и был настоящий старинный замок.

- Работа была интересная, но тяжелая до безумия из-за немаленького бюджета ($26 млн). Когда задействованы в процессе около сотни человек, то каждый день, каждый час стоят огромных денег, — говорит Ярослав. — Конечно, переживаешь, когда приходится переснимать много раз одну и ту же сцену, так как не удается достичь желаемого, но, в конце концов, результат оправдывает мучения. Так было, например, со сценой, когда Хома в первую ночь открывает книгу и начинает читать, а камера облетает вокруг него на 360 градусов. Там сначала в кадре гроб с панночкой, а потом в нем панночки нет. Этот кадр нужно было отшлифовать, чтобы момента подмены гроба вообще не было видно. И он очень тяжело достался.

Зато, уверяет кинооператор, получившаяся "картинка" — лучшее стереографическое изображение в мире на сегодняшний день. И потрудился над ним настоящий интернациональный коллектив. Ведь на съемочной площадке были люди из России, Украины, Германии, Великобритании и Чехии. Как говорит Ярослав, общаться приходилось порой сразу на нескольких языках: "Одному технику на чешском объяснять задачу, другому на немецком или английском, режиссеру на русском в тот же момент отвечать. Так что после съемок уже довольно сносно общаюсь на трех языках, не считая, конечно, русского и украинского".

Работать, по словам Ярослава, приходилось с принципиально новыми технологиями. Требования к 3D совершенно отличаются от того, как работают операторы при обычном формате съемки. "Здесь каждая травинка важна, каждый оттенок тени на стене. От качества запечатления этих с виду незначительных моментов зависит атмосфера фильма и глубина погружения зрителей в эффекты", — считает Ярослав.

Его любимые монстры

Много хлопот операторам доставляли съемки специфического грима различных мифологических существ, на которых так богат "Вий", но, признаются мастера, это было одновременно и очень интересно.

- Каждый из монстров — сложный и особенный, но все очень продуманные и качественные. Ведь работал с ними художник по гриму Петр Горшенин, большой мастер, который с сумасшедшей щепетильностью подходит к создаваемым образам. Одно сплошное удовольствие работать с его материалом. Первый раз в жизни мне как оператору не приходилось скрывать недостатки объекта или декораций тенями: где ни освети, везде хорошо, — признался Ярослав Пилунский.

Источник: Вести