Острые гребни гор, реликтовые кедры и острые ощущения: ялтинская тропа Таракташ

Острые гребни гор, реликтовые кедры и острые ощущения: ялтинская тропа Таракташ

Фото: Д. Киселев

"Самый живописный спуск с Ай-Петринского плато в Ялту", "Лучшая жемчужина из ожерелья ялтинских горных троп", "Это место, чтобы не раз замереть в восхищении", — в таких выражениях пишут о Таракташской тропе еще с начала ХХ века путеводители по Крыму. И "Сегодня" отправилась в короткую — всего на сутки — экспедицию, чтобы воочию убедиться в достоверности этих эпитетов.

Из Симферополя или Севастополя для начала похода выдвигаться необходимо в Ялту. Протяженность Таракташской тропы с перепадами высот до 600 метров — всего около 3,5 километров, но удовольствие этого путешествия можно растянуть от нескольких часов до суток. Горная тропа проходит мимо скальных образований самых причудливых форм и очертаний. Доктор Дмитриев, сто десять лет назад придумавший обустроить Таракташскую тропу, считал такие тропы важнейшими средствами оздоровления. Сам он, между прочим, регулярно гуляя по ялтинским терренкурам, излечился от туберкулеза легких.

Без ступеней. Все, что осталось от железобетона. Фото: Д. Киселев

Много ли сейчас там желающих погулять и оздоровиться? За сутки, проведенные на Таракташской тропе, я встретил всего-то 29 человек. При этом ялтинец Константин Попов, с которым мы познакомились на тропе, удивляется:

- Двадцать девять? Это много, очень много!

 Вот другой ходок по тропе, Иван Шагин, свои впечатления от посещения Таркаташа выразил так:

 - За все время спуска мы не встретили ни одного человека... Здорово, что еще есть такие места, где люди появляются только от случая к случаю!

Впрочем, и двадцать девять человек за сутки (со мною — 30) — это очень мало. Это притом, что постоянное население Ялты с пригородами — 141 тысяча человек, а отдыхающих летом — сейчас, на пике сезона, — бывает до миллиона! Вот вам и неизвестный Крым! Среди тех, кого я встретил на тропе и пообщался, — одна московская семья и группа туристов из Днепропетровска, горные бегуны Сергей, Геля и Костя, фотолюбитель из Ульяновска, пенсионер из Ялты, художник из Перми...

Сергей и Геля приехали в Крым "поскалолазить", зашли в ялтинский "Геккон" за снаряжением и в хозяине магазина нашли единомышленника — "небесного бегуна". Побежали на Ай-Петри втроем. Москвичи просто гуляют здесь каждое лето — такая у них семейная традиция. Никита отдыхает в Ялте. Он поднялся по тропе, чтобы запечатлеть город и Таракташ сверху. На мой взгляд — поздновато поднялся, Таракташ наиболее эффектен на рассвете... Василий тропу целиком решил не проходить, но на Таракташ сверху все же посмотреть: внизу, у водопада, его ждут велосипед и Ай-Петринский серпантин. Туристы из Днепропетровска, нагруженные водой под завязку и едой на семь дней, упрямо взбираются наверх: их путь лежит по Главной гряде до самого Севастополя...

Иногда среди спортсменов и отдыхающих встречаются грибники и травники. А вот худшей породы, "матрасников", — тех, что гадят за собой повсюду, — я на самой Таракташской тропе не встречал. Следы их пребывания — воистину ужасные! — ниже Ялтинского водопада были замечены на перекрестке, там, где Таракташская тропа "отпочковывается" от Штангеевской.

Кедр. Встречаются "одиночки" среди соснового леса. Фото: Д. Киселев

Возможно, вам интересно: а вообще живет ли кто на Таракташе? Да, живут — звери и птицы. Например, места вокруг Таракташской пещеры — местного источника прохлады — облюбовала белка. Заповедный сосновый лес, где запрещена любая охота, кроме фотографической, — что может быть лучше для рыжего грызуна? А над здешними обрывами кружат вороны — горные, иссиня-черные... Ворон — живое напоминание об уважении к горам, к тем силам, которые позволили нам прикоснуться к величественному, грандиозному, потрясающему. Прикоснуться и — да, замереть в восхищении!.. Не забывая о мерах безопасности!

Туристический шедевр доктора Дмитриева

В отличие от Штангеевской и Боткинской троп, о дате создания Таракташской — силами Ялтинского отделения Крымского горного клуба по инициативе доктора Дмитриева — обычно пишут осторожно и невнятно. Можно лишь предполагать, что ее строительство началось уже после Штангеевской (без нее неудобно было бы подходить со стороны Ялты к строящейся тропе), Штангеевская была закончена в 1898 году. Также логично предположить, что за оборудование Таракташской тропы Крымский горный клуб взялся уже после Боткинской, которая завершила первый (нижний) терренкур над Ялтинским водопадом.

Боткинскую тропу начали обустраивать в 1901-м и закончили в 1902 году, следовательно, на гораздо более трудную Таракташскую стройку при тех же силах ушло бы не менее 2—3 лет. Значит, ее оборудовали уже после кончины доктора Дмитриева — после 1904 года. В советское время тропу неоднократно улучшали. Так, в 1970-х на наиболее сложных участках ступеньки стали железобетонными, а перила — стальными. Но улучшать — не строить: без энтузиазма и энергии доктора Дмитриева (1839—1904) не было бы этого туристического шедевра. Владимир Николаевич, получив назначение земским врачом в Ялте, первым с 1869 года основательно приступил к изучению южного берега Крыма в климатическом и климатолечебном отношении.

Гребень. Ради такого вида стоит попотеть, поднимаясь по тропе. Фото: Д. Киселев

Ялтинец: "Без ухода тропа разрушается"

 "Таракташ" в переводе с крымскотатарского — "гребень-камень". Так называется котловина на Ай-Петринской стене, образовавшаяся в результате древнего оползня. Она отделена от основной стены скальным гребнем с ярко выраженной горизонтальной слоистостью, с причудливыми башнеобразными скалами и уступами. Как раз в этом гребне находятся "Таракташская форточка" и "Таракташское окно", из которых открывается вид на все ялтинское побережье.

Кстати, название "Таракташ" для Крыма не уникально — есть на полуострове по крайней мере еще один — под Судаком. Таракташ (и ялтинский, и судакский) содержит множество вершин, разделенных сравнительно узкими и глубокими понижениями-перевалами — в чем и проявляется сходство с гребешком. Геологически ялтинский Таракташ — хребет-отторженец, в результате очень давнего катаклизма отколовшийся от массива Ай-Петри. Если рассмотреть детальнее — это даже не один, а два параллельных отторженца: Большой Таракташ и Малый Таракташ (Малый ближе к Ай-Петри, Большой — к Ялте).

Бегуны. Сергей и Геля из Красноярска с ялтинцем Костей (в центре). Фото: Д. Киселев

Таракташ, отделившись от Ай-Петри, сделался открытым зною, морозу, ветрам, дождям и снегам со всех сторон, поэтому его естественное разрушение ускорилось и придало гребню причудливую форму. Щебень и гравий — повседневный продукт выветривания — сыплется с Таракташа почти постоянно; изредка сходят и более крупные "кирпичи" и "чемоданы". В конечном итоге гребень разрушится полностью, но произойдет это очень нескоро — так что еще многие поколения жителей и гостей Крыма смогут полюбоваться этим дивом. А уже сейчас без ухода приходит в упадок тропа.

- Я по Таракташской тропе хожу с начала 90-х. За 20 лет она стала гораздо хуже, стремительно разрушается, — сетует ялтинец Константин Попов.

Эксперт: "Не забудьте про обувь и погоду"

Прогулка по Таракташской тропе, помимо моря восхищения от открывающихся видов, может доставить и серьезные неприятности, если не концентрировать внимание.

- Тропа очень красива, и в этом скрыт подвох для неопытных туристов, потому что на ней есть несколько мест, где, если оступишься — можно улететь в пропасть, — предупреждает Геля Жидкова из Красноярска, обращаясь к туристам, которые, подходя по Ай-Петринскому плато к Таракташской тропе, рыщут по лесополосам в поисках палок-посохов.

 

Как они нам рассказали, год назад всей семьей уже тут ходили и уже знают, каково это — спускаться по Таракташу без дополнительных опор... Тропа красива, но трудна.

- Это — идеальный полигон для тренировок к соревнованиям на дистанции "Вертикальный километр". Даже странно, что тут таких соревнований не проводится, — на бегу поделился с нами своим впечатлением Сергей Донец из Красноярска, мастер спорта по альпинизму и призер Кубка России по горному бегу. Костя Попов с ним согласен:

- Может быть, именно этот спорт, даст тропе новую жизнь.

Чтобы пройти Таракташскую тропу благополучно, в любое время года выбирайте для этого день со спокойной погодой. Порывистый ветер, дождь, гололед и особенно таяние снега — однозначные противопоказания: при такой погоде камнепад становится гораздо интенсивнее. Также продумывайте направление движения и время суток. Здесь надо учесть достаточную видимость для передвижения и любования с комфортным тепловым режимом. Лично я предпочитаю ночь и раннее утро; но темнота — это на любителя. Подходящая обувь для этой тропы — горные ботинки или кроссовки для жесткого треккинга. В принципе, можно и в других кроссовках, и в пехотных берцах, но однозначно не в тапочках и не на "шпильках". И обязательно возьмите треккинговые палки, особенно если планируете спускаться. На Таракташе — как в воздухе: "Взлет труден, полет приятен, посадка опасна".

Вверх — за обзором из такого окна.  Фото: Д. Киселев

Как добраться из Ялты на старт Таракташской тропы

Верхний старт. Самый простой способ доехать до Ялтинского водопада (он же Учан-Су) с экономией сил — это на маршрутном автобусе от автовокзала. Проезд — 5 гривен. Чуть сложнее — с пешей разминкой — на любой из городских маршруток (проезд 2,75 гривен) до ялтинского санатория "Узбекистан", а оттуда уже своим ходом по шоссе Ялта—Бахчисарай до ресторана "Учан-Су". Есть и третий путь, но с опытным проводником — от Поляны Сказок возле зоопарка.

Нижний старт. Из города на маршрутном автобусе выехать по серпантину на Ай-Петри и выйти на остановке, там, где автобус поворачивает с бахчисарайской трассы налево — в сторону верхней станции канатной дороги. От этого перекрестка вернуться на 150 — 200 метров назад (в сторону Ялты) и сойти на грунтовку, уходящую на северо-восток мимо лесного кордона "Ай-Петри", оставляя слева дом лесника, а справа — "кладбище" дорожно-строительной техники. По грунтовке 1600 — 1800 метров до глубокого оврага (будет справа от дороги). Там — через овраг по любой из двух троп, крутой или пологой, до поляны с информационным щитом, где указаны направления движения. Рядом же начитаются и первые бело-красные маршрутные марки.