Фоторепортаж из многокилометровых винных подвалов Нового Света

Фоторепортаж из многокилометровых винных подвалов Нового Света

Бутылки в подвалах. Фото: Сергей Анашкевич

- В тоннеле, где далеко в черноту уходят бесконечные штабеля бутылок с шампанским, я побывал впервые. - пишет Сергей Анашкевич.

24 штольни, вырубленные в горе. Их длина составляет чуть более семи километров. В туннелях можно насчитать до пяти миллионов бутылок игристого.

- Добро пожаловать в Голицынские подвалы завода шампанских вин в Новом Свете. - приглашает на прогулку блоггер.

Примерно в 80-х года XIX начинаются первые опыты с шампанским, а в 1896 году голицынское шампанское было подано во время коронационного обеда по случаю вступления на престол царя Николая II. Фото: Сергей Анашкевич

Первые штольни имели длину около 3 верст и строительство первой очереди было завершено в 1903 году. Фото: Сергей Анашкевич

В 80-х года прошлого века подвалы реконструировали, добавив еще ряд штолен и доведя общую их продолжительность до 7 километров. Фото: Сергей Анашкевич

Здесь классика и шампанизация в бутылках. И таких предприятий на территории бывшего СССР всего 4 - Новый Свет, Артемовск, Абрау-Дюрсо и Крикова (самое молодое). Фото: Сергей Анашкевич

Кстати, интересный факт - бутылка для шампанского должна выдерживать давление в 17 атмосфер. Фото: Сергей Анашкевич

В тоннелях бутылки укладываются к горизонтальном положении в штабелях. Фото: Сергей Анашкевич

За три года выдержки делается 4 перекладки. Операция делается вручную. Бутылки аккуратно перекладываются от одной стенки к другой, образовывая точно такие же штабеля. Фото: Сергей Анашкевич

Вот он, осадок в бутылке. Фото: Сергей Анашкевич

После перекладки партия обязательно маркируется. В первый год делается две перекладки, во второй и третий - по одной. Фото: Сергей Анашкевич

В среднем каждый рабочий перекладывает до 3600 бутылок в день. Фото: Сергей Анашкевич

После трех лет лежания и перекладывания, бутылки моются и отправляются на следующий этап. Он называется ремюаж. Фото: Сергей Анашкевич

Ремюаж - это сведение осадка на пробку. Фото: Сергей Анашкевич

Бутылки помещают в особые станки-пюпитры, устанавливая их горлышком вниз. Бутылкам с осветляющимся вином придают определенный угол наклона (примерно 50), что заставляет осадок перемещаться к пробке. Фото: Сергей Анашкевич

Ремюер - человек выполняющий данную операцию, одновременно захватывает за донышки две бутылки, приподнимая их примерно на на полсантиметра и легко ударяет бутылками о стенки пюпитра, поворачивая их на определенные отрезки дуги по часовой стрелке. Фото: Сергей Анашкевич

Последняя операция в технологической цепочке производства шампанского классическим способом - освобождение вина от осадка или дегоржаж. Фото: Сергей Анашкевич

Сняв скобу при наклонном положении бутылки дегоржер постепенно вытаскивает пробку и сбрасывает ее вместе с осадком. Пена, выходящая после сброса пробки, обмывает внутреннюю поверхность горлышка бутылки, очищая ее. Фото: Сергей Анашкевич

Бутылки с осадком перед дегоржажем. Фото: Сергей Анашкевич

Если вино прозрачно и лишено недостатков и пороков, бутылка поступает на дозирование экспедиционного ликера с целью получения определенной марки вина. Фото: Сергей Анашкевич

После введения экспедиционного ликера бутылки укупоривают новыми корковыми или полиэтиленовыми пробками, которые закрепляют специальными проволочными уздечками – мюзле. Фото: Сергей Анашкевич

Если вино прозрачно и лишено недостатков и пороков, бутылка поступает на дозирование экспедиционного ликера с целью получения определенной марки вина. Фото: Сергей Анашкевич

Бутылки, лишенные дефектов, направляют на внешнее оформление – горлышко покрывают фольгой, наклеивают этикетку и кольеретку, просушивают, обертывают в бумагу и направляют на упаковку и экспедицию. Фото: Сергей Анашкевич

Но есть в Новом Свете помимо 24-х штолен с 5-ю миллионами ожидающих своей очереди бутылок с шампанским и еще один небольшой подвальчик... Спуск в него загадочный и крутой. Фото: Сергей Анашкевич

Здесь звучит скрипка и горят свечи... Здесь дегустируют шампанское. Фото: Сергей Анашкевич

Сидя на бочках под сводами старых голицынских штолен. Фото: Сергей Анашкевич

А затем путь наверх, в черноту крымской ночи. Фото: Сергей Анашкевич