Как мы рожали сына: репортаж из симферопольского роддома

Как мы рожали сына: репортаж из симферопольского роддома

Как это было.

"Дорогой, кажется, я рожаю", – жена в ту ночь разбудила меня именно такими словами. Их долго ждешь, но всегда оказываешься к этой фразе не готов. Организм женщины ближе к родам мучает ее ложными схватками и болями, которые очень напоминают родовые. Поэтому доля сомнения в голосе присутствовала. Это было даже не столько утверждение, сколько вопрос. Будто я знаю – рожает она на самом деле или нет!? До появления нашего малыша на свет, по прогнозам врачей, оставалось еще шесть дней. Но дети нечасто прислушиваются к мнению медиков. Когда хотят, тогда и рождаются. Наш сын захотел увидеть маму с папой не 30-го ноября, а в ночь с 23-го на 24-е. "Поедем в роддом. Если это ложная тревога – вернемся домой. Нет – родим", – ответил я. Через 15 минут мы уже летели по ночному городу. Позади остались лихорадочные сборы (сумка со всем необходимым для родов у нас была собрана за несколько недель до этого, но вы не представляете, сколько всего окажется нужным в последний момент) и моя борьба с дрожащими руками, которые с трудом вставили ключ в замок зажигания автомобиля. Впереди – осенняя дорога, по которой теплый ноябрьский ветер разбрасывал желтые листья, и самая сложная, но самая счастливая ночь в нашей жизни.

"Развлекуха" для пап или помощь мамам?

Поначалу перспектива рожать вдвоем мне совсем не нравилась. Я всегда думал, что совместные роды – это что-то вроде аттракциона для любителей острых ощущений и развлечений. А я не видел ничего приятного в перспективе наблюдать за мучениями супруги и тем, как из нее вылезает 3–4 килограммовый карапуз. Слава богу, в женской консультации нам попался хороший врач. Она объяснила, что присутствие мужа на родах нужно не ему, а будущей маме. Только сейчас я понимаю, насколько она была права! Мне до сих пор приятно слышать от супруги: "Спасибо, любимый! Без тебя мы бы не справились!"

Решив, что рожать будем вместе, выбрали роддом, в котором появится на свет наш ребенок. Консультировались с врачами, знакомыми, друзьями. Метались из стороны в сторону и, в итоге, решили рожать по месту прописки – в Центральной районной больнице Симферополя, известной как "Луговская". За несколько месяцев до родов мы познакомились со здешним родильным отделением. Посмотрели палаты и родильные залы, остались довольны. Забегая вперед, скажу – мы не ошиблись с выбором. В ЦРБ, кроме всего прочего, отличный медперсонал. Они там действительно молодцы и знают свою работу. Впрочем, мы отвлеклись от самого процесса.

Аншлаг в роддоме и первый день рождения

В приемном покое мы застали еще четырех мамочек в ожидании чуда. Они тоже были с родственниками, но с кем – я даже не разглядел. Кстати, в ту ночь врачи Луговской больницы приняли 20 родов – гораздо больше, чем обычно. А у нас схватки шли одна за другой, воды отошли: сомнений не было – мы рожаем. Через 30 минут нас устроили в родильном зале. Я глянул на часы. Полпервого ночи: "Значит, день рождения будем праздновать 24-го". Впервые поднимаю голову и осматриваюсь по сторонам. Родильный зал – это просторная комната с высокими потолками. Шведская стенка, фитбол – огромный упругий мяч и мягкое кресло без подлокотников, тоже похожее на огромный футбольный мяч. Все это должно помочь женщине занять удобное положение, чтобы уменьшить боль от схваток. Лежа на кровати, как раньше, сейчас не рожают. Хотя кровать в родзале тоже есть – на ней мамы проводят финальную стадию родов. Над кроватью – огромная медицинская лампа, рядом – стул, для меня. Акушерки посоветовали устраиваться поудобнее: мол, пробудем здесь долго, родим, скорее всего, часов в 8–9 утра. Это была их первая и последняя ошибка в ту ночь.

Кричащее фиолетовое чудо

Быть папой на родах – гораздо проще, чем мамой. Делать-то почти ничего не надо. Просто успокаивать жену, реагировать на ее просьбы, не обижаться, когда они становятся командами. Кроме того, папа должен возложить на себя функции менеджера. Нужно звать врачей (если есть необходимость), договориться о нормальной палате, где семья останется после родов, в общем – обеспечить супруге с ребенком максимально комфортные условия. Сложных моментов несколько. Во-первых, на ночных родах хочется спать. Понятно, что кофе с пончиками здесь не разносят. Так что, если хотите – везите еду и напитки с собой. Во-вторых, ни в коем случае нельзя поддаваться панике. Даже если внутри бурлит – никто не должен этого видеть. Особенно роженица. У нее и без вас много проблем. И, наконец, самое тяжелое – это наблюдать за муками жены, не имея возможности ей помочь. Схватки приходят все чаще, длятся все дольше, а боль все сильнее. А ты можешь лишь держать ее за руку и приговаривать: "Потерпи, солнышко. Мы стали на одну схватку ближе к нашему сыночку!" К 3 часам ночи у меня начали заканчиваться слова поддержки, и я начал думать, что до восьми утра мы так точно не продержимся. Нам повезло. Ребенок появился на свет в 3:10. Ловкими движениями, всего за несколько секунд, акушерка вытерла, одела и положила маме на грудь кричащего человечка фиолетового цвета – нашего сына. "На папу похож. Как две капли", – сказала врач. Им, конечно, виднее – опыта больше. Мне же показалось, что мой ребенок смахивает на гномика Васю из известного мультика. Перед тем, как отвернуться, чтобы тихонько поплакать, лишь успел обратить внимание на красивые длинные "музыкальные" пальчики и подумать: "Когда подрастет – отдадим его в музыкальную школу". Другим, более высоким мыслям, о значимости момента, счастье и прочем, о чем рассказывают в кино и книгах, в голове места не нашлось. Не осталось и сил для радости. Что мы стали папой и мамой, я осознал уже гораздо позже.

Наши роды длились около четырех часов – совсем немного для первого ребенка. Не скрою, некоторые эпизоды той ночи мне и вовсе хотелось бы забыть. Но теперь я знаю, зачем нужны мужчины в родильном зале, и считаю, что пройти это испытание вместе с женой – обязанность каждого.

Источник: Республика. Еженедельник Крыма.