Как развлекались в Крыму 100 лет назад

Как развлекались в Крыму 100 лет назад

"Покатушки" на роликах.

Всевозможные спортивные состязания: вольная борьба между "штатными", путешествовавшими с цирками-шапито богатырями, велогонки, скачки — всегда собирали в Крыму множество зрителей. Страстные поклонники находились даже у только что появившихся видов спорта. К примеру, в 1912 году в Симферополе состоялись гонки... на роликовых коньках. Модное увлечение к этому времени не только добралось до губернского города, тогда здесь уже был скетинг-ринг — просторная площадка с асфальтовым покрытием. Так вот, на этом скетинг-ринге лучшие симферопольские роллеры (тогда их обтекаемо называли просто спортсменами) приняли вызов приехавшей из Одессы знаменитости — Джеймса Роберса. И ведь обошли эту самую знаменитость! "Южные ведомости" сообщили, что первый приз взял симферополец Н. Шевников, пробежавший расстояние в 5 верст (55 кругов скетинг-ринга) за 13 минут и 26,5 секунды. "Следует заметить, что симферопольские спортсмены в этом году показали свои блестящие успехи, победив Севастополь (на велосипедах и футболе), Феодосию (на роликовых коньках)", — отмечала газета.
Более азартные крымчане предавались запрещенной страсти — подпольной игре на деньги. Любители таких развлечений собирались обычно в кофейнях, ханах (небольших постоялых дворах) и других заведениях с постоянным кругом посетителей. Конечно, низшие полицейские чины о таких играх — от сражений в кости до тараканьих бегов — знали и свою мзду получали. Но кто-то из служивых стремился накрыть гнезда порока. "Евпатория. Помощник пристава Апанасенко, явившись ночью переодетым в форму городового в кофейню Богиа Эмир Суйна — на базаре, застал там около 30 человек, игравших в лото. Составлен протокол, и владелец кофейни привлекается к судебной ответственности", — констатировали в августе 1912 года "Южные ведомости". Легально игра могла идти в клубах, получавших на то разрешение. Но в Ялте, например, одно время вход в них был доступен слишком многим, в том числе бедным людям, проигрывавшим последние деньги. Тогда поступило предложение увеличить стоимость входных билетов и принимать новых игроков лишь по рекомендации старых членов клубов.
Согласитесь, куда безопаснее, с точки зрения закона, было предаться каким-нибудь традиционным курортным радостям вроде прогулок по окрестностям, экскурсий в горы. Но и тут не обходилось без скандалов. Притчей во языцех стали знаменитые крымские проводники, предлагавшие курортницам самые разнообразные услуги. Дело дошло до того, что под давлением возмущенной курортной публики градоначальник Ялты генерал Думбадзе запретил проводникам "выставляться", блистая живописными нарядами, в центре города и вообще появляться там. Сто лет тому назад "Одесский листок" смаковал происшествие с молодой красивой курортницей и проводником Бекировым. Тот, ослушавшись приказа, ждал нанимательницу в центре города и был препровожден в полицейский участок. Тогда "прибыла в участок г-жа К. и начала настаивать, чтобы и ее арестовали вместе с Бекировым, объясняя свое требование тем, что по ее просьбе Бекиров пришел к ней на свидание в центр города. Г-жа К. не уходила из участка весь день, пока не освободили Бекирова. После составления протокола по выходе из участка оригинальная парочка отправилась праздновать освобождение в лучший ресторан".
Кстати, сплетни и скандалы тоже оживляли и поддерживали в тонусе жизнь! В Феодосии полицмейстер ищет управу на главного архитектора, упорно игнорирующего предписание починить знаменитый "мостик вздохов", — сооружение пришло в такое состояние, что способно было рухнуть, погребя под собой всех вздыхающих влюбленных и случайных прохожих. В Ялте появился аферист-гастролер, выдававший себя за известного артиста и успевший собрать с театралов крупную сумму, лично распространяя билеты на свой спектакль. В Евпатории неизвестные организовали себе развлечение с "путешествующей вывеской": обосновавшийся в городе врач устроил здесь лабораторию и, естественно, повесил щит, оповещающий о роде занятий заведения. Видимо, городских хулиганов поразило обилие сложных непонятных слов на вывеске: "химико-бактериологическая лаборатория ординатора клиники московского университета доктора Зарифьянца", и они принялись срывать ее, подбрасывая обывателям в разные концы города.
Ярче и разнообразнее существование крымчан делали концерты, причем с участием именитых артистов, гастроли трупп циркачей и целых цирков, визиты медиумов, лекторов, желающих поразить публику известиями о последних достижениях науки, женском движении, современных взглядах на половой вопрос, происхождение человека.
Успехом пользовались иллюзионы и синематографы. К 1912 году помещения, где круглый год крутили фильмы, были только в нескольких городах полуострова, но летом на курортах тоже показывали "живые картины". "Это новое в Алуште дело, кажется, начинает устраиваться, теперь уже можно сказать с уверенностью, что иллюзион пользуется симпатиями той части публики, для которой наиболее нужны недорогие развлечения, отвлекающие от кабака, — малосостоятельных аборигенов, рабочих и т.п., — писали „Южные ведомости“. — А когда подбор демонстрируемых картин удачен, иллюзион охотно посещается и интеллигенциею. Так, например, в настоящее время демонстрируется интересная картина из жизни запорожских казаков с видами Днепра, порогов, Хортицы. Во время каждого сеанса все места заняты, а это — лучшая рекомендация..."
Может быть, нынешним крымчанам при их большем выборе перепадает куда меньше развлечений. Дело ведь не в том, сколько их доступно, а в готовности сделать отдых разнообразным, запоминающимся и умении радоваться и удивляться.