Пыль, высокие цены и плохие пляжи: какой была Алушта 100 лет назад

Пыль, высокие цены и плохие пляжи: какой была Алушта 100 лет назад

Алушта 100 лет назад.

Немало крымчан самым лучшим временем года считают позднюю осень — с солнцем, но без дождей и многочисленной курортной публики. Именно тогда они наконец-то добираются до Южного берега и нередко однодневные вылазки предпочитают совершать в Алушту — она ближе и раньше, нежели Ялта, пустеет. Курортная история этого города не совсем обычна: слава относительно недорогого курорта притягивала сюда отдыхающих и больных, здесь строили дачи известные ученые, но в редком путеводителе Алушта избегала упреков за пыль, дороговизну и... скуку.

За рамками короткого курортного сезона жизнь в Алуште была тихой и размеренной, лишь изредка, к радости городских сплетников, здесь случались события, достойные упоминания в прессе. Например, такие: "Алушта. Мещанка Треленди на почве ревности покушалась на убийство мещанки Кравченко и ранила ее топором. Во время допроса Треленди следователем она внезапно скончалась от паралича сердца", — газета "Русское слово", март 1909 г.

"Алушта. Обнаружена шайка воров, систематически обкрадывавшая местные магазины. Во главе шайки стояли два городовых, стражник и ночной сторож. Кражи производились при помощи ключей от кордегардии (караульного помещения — ред.), подходивших к замкам магазинов. Все арестованные сознались и отправлены в тюрьму", — "Русское слово", январь 1908 г.

Петербургский профессор Владимир Святловский, выпустивший в 1902 году книгу "Южный берег Крыма и Ривьера", этому курорту предъявил немало претензий: 

В Алуште грязно, в Алуште пыльно, в Алуште нет тени, нет летних прогулок, морской берег неудобен для купания (усеян крупной галькой), нет развлечений, нет питьевой воды, нет хороших купален, нет освещения, нет пристаней, нет хороших гостиниц, нет курзала, нет справочного и квартирного бюро.

 Что ж, сейчас, 110 лет спустя, с профессором можно и поспорить, ведь сейчас Алушта в состоянии достойно принять и развлечь десятки тысяч приезжих. И деньги улетучиваются просто стремительно. В своем путеводителе издания 1883 года Мария Сосногорова отмечает, что на всю Алушту имеется одна-единственная дача — Добрыниных, где можно жить в довольстве и комфорте, хорошо поставленное дело приносит владельцам немыслимые деньги: до 18 тыс. рублей в год. Почти два десятилетия спустя Святловский констатировал, что "пансионская жизнь находится в зачаточном состоянии".

Курортников, желающих полюбоваться алуштинскими древностями — остатками крепости Алустон, ждало нелегкое испытание: сначала нужно было пробраться к ним по лабиринту маленьких домиков — предприимчивые местные жители ко всякой более или менее сохранившейся каменной постройке лепили свои жилища. "Уже на приличном расстоянии обоняние мое было возмущено. Открытая сторона башни завалена мусором, кругом многочисленные объекты, воспроизводящие зловоние и мешающие подойти... Тут же прислонилось к стене отхожее место в виде сарайчика",?— вспоминал врач Е.?Э. Иванов. Автор книги "По Крыму" Сергей Филиппов описывал классическое алуштинское развлечение: подглядывание за купающимися дамами, которые, впрочем, не особо негодовали.

Уже в советское время, отдавая должное Алуште как "фруктовой кормилице" и месту "с прекрасным расположением для экскурсий", удобству сообщения с Симферополем и Ялтой, город все равно считали не самым привлекательным курортом. "Жизнь недешева, скученность, в самом городе пыльно и грязновато", — "Крым. Путеводитель-справочник", 1927 год. Кстати, тогда, к большому неудовольствию представителей власти, город оставался слабо пропитанным советским идеологическим духом. "Силен в Алуште базар. Частников, даже когда нет курортников, — десятки, не считая лотков, ларьков, „ручников“. Диву даешься: зачем трем тысячам населения такая торговая сетища? — недоумевал в очерке „Кусок жизни“ („Красный Крым“, 1928 г.) рабкор Анатолий Смирнов. — Иной пятилетний почерневший от грязи и загара карапуз тоже норовит заработать полтину, продав благодушно настроенному северянину никогда не виданного им морского коня". Но именно торговля в городе, не имевшем промышленности, кроме мелких кустарных мастерских, и позволяла выжить алуштинцам. Как и сейчас, многих удачное лето кормило круглый год. Курортникам предлагали квас, бузу, кумыс, лимонад, трости, купальные костюмы, панамки, чувяки, тюбетейки, сувениры из ракушек, ореховое масло для загара и множество фруктов. Уже в том же году, когда был опубликован очерк, в Алуште принялись "искоренять кулацкие хозяйства", поскольку считалось, что их процент самый высокий в Крыму. 

Что с того, что большинство этих "кулаков" имели клочок земли с садом и дом, в котором сдавали приезжим койки или комнаты... И позже, в 1934-м, 1937-м годах, многим алуштинцам припомнили это торговое прошлое: в лагеря отправлялись садоводы, ремесленники и продавцы тросточек и морских коньков.

Источник: Первая крымская