Звездный Коктебель: у Киселева особняк над обрывом, а Радзинский прячется на вилле от местных жителей

Звездный Коктебель: у Киселева особняк над обрывом, а Радзинский прячется на вилле от местных жителей

Вилла «Бассо». Место творческих встреч с аурой «Куриного бога». Фото: М.Львовски

"Я антидачница по природе, но идея чего-нибудь маленького, примитивного, но своего в Коктебеле мною вынашивалась всю сознательную жизнь, — рассказывает нам пианистка, концертмейстер Большого театра Алла Басаргина. — Я ведь помню Коктебель, страшно сказать, с 1949 года, когда мой папа отправил меня с мамой на летний отдых. Он тогда еще извинялся, что путевки дали не в Анапу или в Евпаторию, а в какой-то коктебельский Дом творчества писателей. Перед отъездом напутствовал, что если вдруг нам понравится, он сможет продлить путевки. Мы приехали 29 мая — за два дня до начала работы Дома творчества — и мама сразу же телеграфировала в Москву: "Продлевай!", - пишет "Сегодня".

Это была любовь с первого взгляда. На берегу бухты тогда не было никаких строений, кроме дома Волошина. И потом мы из года в год приезжали в Коктебель, а Мария Степановна (вторая жена Максимилиана Волошина. — Авт.) так как во всем поселке только у нее был рояль, позволяла мне летом заниматься музыкой".

В 1998-м Алла Борисовна стала хозяйкой земли, на которой вместе с мужем, солистом оперы Большого театра Станиславом Сулеймановым, обустроила свою усадьбу. Этот самый гостепримный дом за несколько лет стал центром культурной жизни поселка, и не удивительно, что именно там родилась и воплотилась идея фестиваля искусств "Куриный бог".

Усадьба Арины Шараповой затерялась среди холмов в полукилометре от моря. Фото: М.Львовски

А в начале 2000-х по соседству с Басаргиной организовала свое поместье — с 2-этажным особняком и бассейном (сравнимая по масштабам и удаленности от моря вилла сейчас стоит $650—750 тыс.) семья 51-летней телеведущей Арины Шараповой. "Я влюбилась в этот край, когда побывала у Димы Киселева на джаз-фестивале, — говорит Арина Аяновна. — Мы тогда с мужем все и придумали. Сегодня это мой любимый дом, но я его однажды чуть не продала: неистребимые запахи и шумы меня иногда приводят в обморочное состояние. Здесь нет того, о чем мечтает человек при жизни: нормальных дорог и канализации. Но все равно я обожаю Коктебель, для меня он прелесть".

К слову, Дмитрий Киселев, запустив поселок на фестивальную орбиту почти 10 лет назад, спровоцировал новую волну массового паломничества туристов, за счет которых припеваючи живут многие коктебельцы. У 58-летнего российского тележурналиста один из самых оригинальных домов, который он выстроил на оползневом склоне, подперев сваями. Это палубного типа таунхаус с 5 санузлами, лифтовым подъемником и бассейном, откуда открывается обалденный вид на Коктебельскую бухту.

Дача на обрыве. Для Киселева важен не уют, а то, что вокруг дома. Фото: М.Львовски

"В 2002-м за четыре сотки не предназначенной для жизни земли на обрыве я заплатил $10 тыс., — говорит Дмитрий Константинович, основатель феста "Джаз Коктебель". — Мне сразу же выдали справку, что из-за активного оползня всякое строительство там запрещено. И только через три года мне посоветовали сделать инженерную защиту участка, что позволило построить то, что сейчас называтся "Cock t’est Belle".

В 50 м от Киселева, выше по улице Айвазовского, расположен 3-этажный особняк (сравнимые с ним стоят вместе с участком около $1,2 млн) писателя и драматурга Эдварда Радзинского. Даже для звездных коктебельцев он самый загадочный дачник — никто не знает, когда он приезжает и уезжает, живет замкнуто и почти ни с кем не общается.

Дом писателя. Дачная жизнь Радзинского скрыта от посторонних глаз. Фото: М.Львовски