Медведям мороженое, а тиграм водные процедуры: как в симферопольском зоопарке спасают от жары животных

Медведям мороженое, а тиграм водные процедуры: как в симферопольском зоопарке спасают от жары животных

Для обезьяны Чарли, живущей в Симферопольском зооуголке, мороженое – не только лакомство, но и средство охлаждения.

Симферополь, полдень, +35 в тени. Воздух плавится, делая размытыми урбанистические пейзажи столичных улиц. Люди не ходят, перетекают улитками по разогретым мостовым. Обмахиваются веерами, прячутся под льняными рубахами. На набережной Салгира ребятня с визгом и фырканьем плещется в мутном пруду, а в городском зооуголке чавкают пломбиром мартышки, грызет охлажденное мясо лев. Жа-арко.

 Живущая у самых ворот олениха Гюзель, у которой небесные крысы – голуби – таскают из-под носа зерно, хватает одного из них зубами за крыло и отшвыривает подальше от кормушки. Беспрецедентный случай! Жара действует на нервы и оленям. Даже благородным.

 Проходя с нами по зооуголку, зоотехник Алла с "тематической" фамилией Медведева рассказывает, кто из питомцев как добывает для себя живительную прохладу: утром, когда идет уборка вольеров, всех зверей поливают из шланга, а в течение дня несколько раз меняют воду в поилках, чтоб была попрохладнее. Горячую пить никто не станет.

 У гривастых баранов собственный бассейн – небольшая восьмиугольная лужица. Копытные стоят в теньке, но когда видят посетителей, выходят и приветствуют – такая работа.

 Страусиха Маня, из-за линьки полулысая, будто кто-то ощипывал ее на суп, не упускает случая принять душ всякий раз, когда ей меняют воду в поилке. Бежит к шлангу со всех ног, подставляет под струю голову и смешно вертит туловищем, будто исполняет восточный танец. Страусы нанду сидят в тени, спрятав голову под крыло, что делает их похожими на белые мешки для строительного мусора.

 А вот львиный прайд: Барон, Марта и Соня – относятся к душу, как и все кошки, крайне негативно. Ес-ли на них попадает вода, возмущаются, ворчат. Чтобы облегчить их жизнь в жару, работники зооуголка поливают из шланга бетонные полы в вольере. Барон и Марта с царской грацией валяются в этих лужицах, а вот Соня Бароновна предпочитает весь солнечный день проводить в домике. Питаются львы охлажденным мясом, которое раздают с утра.

 Амурский тигр (по документам Джедай, но в зооуголке его называют Мурзик) в отличие от львов купаться любит и с удовольствием подставляет полосатые бока под струю из шланга. Это пока единственная мурзикова радость – тигру четыре года, два из которых он хочет невесту. Так хочет, что даже обвивающую клетку решетку-рабицу в двух местах разодрал.

 Деловитые нутрии хрустят кусочками арбуза, не покидая своего бассейна. Вылезают, только чтобы почесаться или взять еще кусочек. Байбакам не до жары – они, как два маленьких гопника, задираются через решетку к прохожим, посвистывают и требуют угощений.

 Вообще попрошайничать здесь – это и профессия, и, если хотите, стиль жизни зверей – вытребуют себе угощение все, кроме львов и тигров. Даже в жару. Тяньшанский медведь Миша еще мокрый – только что из бассейна, но судя по поведению уже не прочь подкрепиться. Тянет через решетку волосатую лапу. Его "жена" Маша (пара до этого спала в обнимку, почти как люди) в это время валяется в теньке. Приносят мороженое, Миша махом съедает два стаканчика, на втором до Маши доходит, что принесли что-то вкусное. Лакомство приходится бросать одновременно в разные углы клетки, чтобы "супруги" не повздорили. Медведи проглатывают мороженое и снова блаженно растягиваются на полу.

 Их дочь Клепа не отстает от родителей – бедное дитя разрывается между "работой" и купальней. Ее стали показывать посетителям только в апреле, но за это время молодая медведица уже успела превратиться в настоящую попрошайку.

 – Научилась у старших медведей. Это кошмар какой-то! – смеется Алла. – И все ведутся: ой, маленький медвежонок! А у нее, между прочим, ожирение может начаться из-за булок и конфет.

 Единственные, кому жара до фени – верблюды, у них любовь. Эллочка, дочь Султана (старожил зооуголка, умер в прошлом году), и ее жених Басмач (его привезли из николаевского зоопарка) спокойно дремлют, поставив солнцу грациозные шеи. Басмач оправдывает свое имя, смотрит боком, жует и, кажется, вот-вот плюнет.

 – Но глаза какие! У них вся мировая философия в глазах, – восторгается зоотехник.

 А нам показалось, что гораздо выразительнее глаза у обезьян, заметивших поблизости от вольера ящик с мороженым. Смотрят так, что не только мороженое, последнюю рубашку отдашь! Холодный десерт приматам дают, чтобы те тоже немножко охладились – обезьяны Чарли, Мика и Эня водных процедур не любят. Пока Чарли принимает мороженое из рук Аллы, Мика нетерпеливо вопит и подпрыгивает, будто уселась на кнопку. Получила, успокоилась. Сосредоточенно объедает вафельный стаканчик. Чарли положил свою порцию и азартно поглядывает на ящик – там лежат еще три. Эня терпеливо ждет, но в тихом омуте черти водятся: ему единственному мороженое не дают в лапы, а бросают через решетку – кусается.

 В символе парка – птичьем пруду (у половины горожан есть детские фото на его фоне) полупусто. Большинство водоплавающих пернатых дремлют в теньке под ивами. Не боятся солнца только молодые гуси и лебеди. Было бы прохладнее в водоеме, но птицы ломают фонтан, и все попытки его починить терпят фиаско.

 – Они его постоянно долбят, попу сверху норовят примостить. Я говорю: биде себе устроили, – смеется Алла. – Интересно им.

 Уже на выходе встречаем лошадь и пони. Сладкая парочка отработала полдня и идет в свои вольеры обедать. Зоотехники шутят: по ним можно часы сверять! В 12.15 и ни минутой позже животные разворачиваются и буцают "по домам" есть холодные сочные овощи.

Источник: Крымская газета