Прогулки в наручниках  по центру крымской столицы: вместо звонка в милицию - чай и пирожки от горожан

Прогулки в наручниках по центру крымской столицы: вместо звонка в милицию - чай и пирожки от горожан

Необычный эксперимент показал, что симферопольцев трудно удивить. Фото: Республика.

Зэковский принцип "стучать западло" остается актуальным. За полтора часа эксперимента, который провела газета "Республика", никто не позвонил в милицию и не попытался задержать "преступника". Вместо этого его бесплатно возили в троллейбусах, продавали пирожки, поили чаем, а за десять гривен с радостью согласились распилить "браслетики"!

Несколько лет назад в Симферополе было громкое изнасилование: двое подвыпивших отморозков затащили молодую девчонку в подворотню в центре города, избивали и издевались. Было это около полуночи, город жил шумной и многолюдной ночной жизнью. Крики из подворотни слышали десятки людей. Слышали – и проходили мимо: кто-то думал, что молодежь шутит, кто-то боялся лезть в темноту, а большинство, наверное, традиционно решили: "Моя хата с краю". В милицию поступил всего один звонок: от живущей по соседству старушки. Приехал наряд, насильников задержали. К чему это мы? К тому, осталось ли в нас участие к чужому горю? Готовы ли мы действовать против преступников? И, как бы пафосно это ни звучало, есть ли у крымчан гражданская позиция? 

В кафе проблем не возникло.

"А деньги не фальшивые?"

…Характерный треск "браслетиков" – и мои руки стянуты двумя полосами холодного, жесткого металла. Держу их перед собой, стараясь не двигать, чтобы металл не резал кожу и не давил на костяшки. Половина десятого утра. Жизнь Симферополя разогрета солнцем, обычный утренний хаос: народ мчит на работу. Я, скованный наручниками, купленными за 93 гривны в армейском магазине, бреду по Центральному рынку. Толпа проносится мимо, толкает и даже прикрикивает: мол, чего так медленно идешь… Замечают "браслеты" на моих руках единицы: на несколько секунд сбиваются с привычного утреннего галопа, удивленно смотрят, а потом вновь ускоряются. У всех дела. Работа.

У палатки с хот-догами, пирожками и булочками трутся городские бродяги – судя по запаху, с утра они уже успели подкрепиться дешевой водкой или пивом. Продавщица поглядывает на витрину, чтобы неблагонадежный контингент не спер что-нибудь с прилавка на закуску. Подает мне самсу – цепочка от наручников брякает по прилавку.

"А чего это ты в наручниках? Сбежал? А деньги у тебя не фальшивые? – сыплет вопросами женщина, с подозрением глядя на мои сто гривен.– А то выручку мне испортишь".

Изучив "сотку" на свет, тщательно помацав купюру румяными руками в масле, она все-таки решает, что деньги настоящие. Отпускает самсу, дает сдачу. Вот так вот: запросто потенциальный преступник с наручниками на руках может перекусить прямо на Центральном рынке.

"Стой,– окликает в спину продавщица и, кажется, что моя песенка спета: сейчас будет ловить.– Салфетку возьми. Перемажешься".

Побродив по Центральному рынку почти час, мы прикупили пилку по металлу, чтобы распилить "браслеты". Никто даже не поинтересовался, почему человек разгуливает в наручниках. Казалось, что молодежь воспринимает меня как участника флеш-моба, а поколение постарше, наученное в 90?е не замечать бандитов, просто боится отреагировать. Вдруг преступник даже в наручниках представляет опасность? Моя хата с краю!

Трудности возникли лишь в "бытовом" плане.

"Пили, Васька, пили!"

Возле пешеходного перехода на Центральном рынке, неподалеку от булочной, сидит стайка собирателей бутылок. Запах перегара, желтые зубы и разговоры, "смазанные" многослойным матом. Заведует шайкой, по-видимому, женщина с "гнездом" из давно не чесаных волос на голове.

"Пили, Васька, пили,– командует она мужику, который возит пилкой по металлической цепи наручников.– Видишь, какое дело – парню надо помочь".

На самом деле помочь никто не хотел до тех пор, пока Васька не придумал попросить за освобождение "сбежавшего" десять гривен. На бутылку дешевого вина. Прямо тут же, усевшись на парапете, батлхантер Василий, зажав в уголке губ сигарету без фильтра, принялся за дело. На руках моего "избавителя" несколько татуировок.

"Сейчас освободим,– докладывает он, возюкая ножовкой, и спрашивает: – Кто тебя так? Менты? Эх, суки!"

Чтобы "менты не спалили", заходим за угол дома. Через десять минут, получив свою десятку, Василий машет толпе: есть, распилил! Сборщики бутылок идут на рынок – в "наливайку", а мы, заново соединив цепь, продолжаем эксперимент.

Избавиться от "браслетов" удалось за 10 гривен.

Круговая порука

За полтора часа человек в наручниках побывал в крупном супермаркете, попил чай в кафешке (официантка попросила "рассчитаться сразу", но сообщать в милицию не стала), даже покрутился возле машины ГАИ. Шарахались от меня, в основном, мамы с маленькими детьми: видать, материнский инстинкт сигнализирует: "Опасность!". Не составило труда заказать телефонный разговор на "Главпочтамте", проехать в забитом битком троллейбусе, бряцая цепочкой наручников по поручням.

К слову о троллейбусе: получив гривну двадцать пять за проезд, водитель на секунду задумался и вернул деньги со словами: "Держи, браток!". "Почему?",– спрашиваю.– "Тебе нужнее". Такая вот круговая порука. Финальным аккордом эксперимента стала поездка на вокзал: пройдя через центральный зал, мы без проблем купили билет на электричку. Кассирша удивленно взглянула на запястья в наручниках, но билет продала.

Бандит – любимец общества?

Потирая натертые металлом руки, возвращаюсь в редакцию. Мы, конечно, знали, что крымчане не рвутся помогать милиции, но столкнуться с таким равнодушием… Меня либо жалели, либо боялись, либо считали наручники частью какого-то "прикола", шоу. Хотя ведь понятно: просто так на человека "браслеты" не надевают. Видать, действует философия: не трогай лично меня и делай все, что хочешь. Обидно. Видать, честные граждане, до сих пор считаем "братков" силой, с которой даже бороться страшно. Ведь дела-то на одну минуту: достать мобильный и набрать "102". Но нет, никто не набрал.

Еще наручники многих заставили вспомнить былой криминальный опыт: называют братком, помогают. А подростки и молодые люди, что не жили в девяностые, просто не верят в реальность преступников. Для них жизнь – кино. Наверное, если увидят, как человека убивают, тоже достанут мобильные и будут снимать. Потом можно в интернет выложить. И прославиться.

Ольга Кондрашова, начальник сектора связей с общественностью крымского главка МВД:

"Есть категория граждан, которая отлично понимает свою гражданскую ответственность и сотрудничает с органами МВД, помогает нам. К счастью, таких людей очень много. Но не скрою, действительно сотрудникам часто приходится сталкиваться с равнодушными, которые живут по принципу „моя хата с краю“. А вообще, в ситуации, когда подозрительный человек идет по городу в наручниках, я бы посоветовала людям подойти и попробовать выяснить причины. Если это не шутник, он вызывает подозрения, сразу звоните в милицию".

Милицию никто звать не спешил.

ВИП-опрос

Как вы поступили бы, увидев человека в наручниках?

"Республика" спросила у известных украинцев, что бы они сделали, если бы столкнулись на улице с подозрительным мужчиной, закованным в "браслеты".

Ольга Сумская, актриса:

"Я человек неравнодушный и точно бы не прошла мимо. Но, прежде чем вызывать милицию, подошла бы к человеку, перекинулась парой слов, чтобы понять, кто он есть на самом деле. Может, он попал в беду, может над ним кто-то так зло подшутил. Ну а если бы возникло предположение, что это беглый преступник, обязательно позвонила бы правоохранителям".

Кузьма Скрябин, певец, шоумен:

"Если бы этот человек вызвал у меня подозрения, я бы точно не стал подходить к нему и тем более пытаться задерживать! На фига рисковать своим здоровьем? Я ведь не специалист в задержании преступников. Так что просто „стуканул“ бы куда надо, как это делают в Европе. А вообще, первое, что мне пришло бы в голову – что это снимают клип. Знаете, когда я иногда еду в метро, то люди, прежде чем подойти ко мне, ищут глазами камеры, думают, что снимается какой-то проект. ТВ приучило нас воспринимать практически любую жизненную ситуацию как съемки".

Андре Тан, дизайнер:

"Знаете, если честно, то, наверное, никак бы не среагировал. Точно не пришло бы в голову звонить в милицию до тех пор, пока эта личность в наручниках не угрожала бы моей жизни и жизни моих близких".

Влад Яма, хореограф:

"Наверное, я бы не стал его самостоятельно задерживать, но в милицию обязательно бы позвонил, сообщил бы приметы и адрес, где я его заметил. Чтобы задержали и он не наделал бед".