Тысяча жителей и огромные цветущие сады: как Симферополь в роли столицы осваивался

Тысяча жителей и огромные цветущие сады: как Симферополь в роли столицы осваивался

Симферополь 19 века.

Указ Александра I был уже вторым назначением Симферополя "на должность" главного города полуострова. Первый подписала Екатерина II в 1784-м, когда центром Таврической области решено было сделать новый город Пользоград, то есть Симферополь. Первые строения нового областного центра были заложены в июне 1784 г., тогда же появились и первые промышленные предприятия Симферополя — два кирпично-черепичных и два известковых завода. Впрочем, заводами их можно было назвать с большой натяжкой — они были совсем невелики (на каждом работало по нескольку человек) и малопроизводительны.

После смерти Екатерины, в 1796 году, строительство города прекратилось. Павел I вообще упразднил Таврическую область, а Симферополь переименовал в Ак-Мечеть. Но 6 лет спустя его сын вернул Симферополю имя и статус, сделав губернским городом (правда, на картах и в документах в течение еще долгого времени название Симферополь использовалось наряду с названием Ак-Мечеть).

В "Словаре географическом" 1805 года о Симферополе говорится:

Речка Салгир, как чистый большой родник, течет по камням подле города во всю его длину, где по другую сторону — соединение плодовитых садов, подобно густому лесу, украшает весь тот берег и делает тут местоположение весьма приятным.

А вот как описывает Симферополь (называя его Ак-Мечетью) Павел Сумароков, писатель, сенатор и член Российской Академии наук, прибывший в начале XIX века в крымскую столицу по долгу службы:

Акмечеть занимая версты две в длину, составлена из двух частей, прежней Азиятской и Европейской. Первая с 1 греческою, 1 армянскою церковью, 4 мечетями, поврежденными фонтанами, базаром вмещает посреди музульманских жилищ несколько и наших построений, а вторая, прибавленная, являет пространную площадь, прямыя улицы, и татары в ней не обитают. В Акмечети домов 337, пекарней 20, лавок 197, кофейных домов 12, постоялых ханов (т. е. постоялых дворов. — Ред.) 12, трактиров 2, питейных домов 5, кузней 11.

Число жителей губернского города в то время, если верить Сумарокову, не превышало и тысячи.

Столь же скромный вид имела крымская столица и два десятилетия спустя. Писатель и путешественник Филипп Вигель, посетивший Симферополь в 1826-м, пишет:

Переехав вброд через Салгир, я увидел себя на бесконечном, казалось, поле, среди которого достраивалась довольно хорошей архитектуры соборная церковь (храм Александра Невского. — Ред.), по бокам же в довольно дальнем расстоянии друг от друга были два небольшия двухэтажныя каменныя здания — присутственные места (на этом месте сейчас железнодорожный техникум. — Ред.) и странноприимный дом Таранова-Белозерова (нынешний медицинский колледж на Карла Маркса 28/10. — Ред.). Все поле было разбито на правильные прямоугольники — предполагаемыя улицы, расположение которых можно легко было угадать по одиноким, кое-где видневшимся домам. Вот весь настоящий Симферополь или, лучше сказать, тогдашний. Эти рассеянные на бесконечном пространстве довольно хорошие жилые дома, окруженныя по большей части садами, невольно поразили меня. Мне казалось, что все это еще не город и настоящий город должен быть где-то впереди.

Первая улица Симферополя — нынешняя К. Маркса — была заложена в начале XIX века и изначально по-народному называлась Дорогой на Перекоп. Впрочем, и появившиеся позже немногочисленные улицы губернского города долгое время не имели официальных названий. Только в 1839-м была составлена архитекторами и утверждена губернатором роспись наименований 23 главных улиц и 4 переулков города. Дорога на Перекоп при этом превратилась в улицу Полицейскую (по главному ее зданию — Дому полиции, построенному в 1808–1810 гг. на месте нынешнего Верховного Совета АРК).

До 40-х годов XIX века симферопольские улицы находились "в натуральном виде", то есть не были покрыты твердым материалом. Чтобы собрать средства на мощение улиц, в 1844 г. открыли подписку "на сбор денег с жителей города на приведение улиц в благоустроенное положение, ибо они непроходимы от грязи в течение многих месяцев, ноги у большей части жителей беспрерывно мокры, и вредныя испарения от грязи сказываются на их здоровьи". В результате часть улиц удалось покрыть щебнем. Но проблема чистоты и "проходимости" даже в центре города долго еще оставалась актуальной. Так, в 1880-х на страницах газеты житель Симферополя сообщал о том, что на Слободской улице (ныне Толстого) он с трудом вытащил из грязи мальчугана 8 лет, да и сам "с трудом выкарабкался на более твердую почву, набрав полные ботфорты грязи". Впрочем, такому положению немало способствовали и сами столичные жители — в официальной переписке встречаются сообщения о том, что "содержатели магазинов, лавок, трактиров, ресторанов, кабаков, пекарен, харчевен, шашлычень, цирюлен и других подобных заведений позволяют себе выбрасывать сор, помои и другия нечистоты прямо на улицу".

Судя по некоторым свидетельствам, 200 лет назад климат в крымской столице был гораздо мягче нынешнего. Тот же Сумароков пишет: "Тридцатое ноября был день тихий, ясный при 14 градусах теплоты, и мы прогуливались по городу без шинелей, сюртуков, в одних фраках". Следует учесть, что указанная Сумароковым дата — это старый стиль, по новому стилю речь и вовсе идет о 13 декабря.

Источник: События