Спасенные с  Василия  моряки  рассказали о гибели судна

Спасенные с "Василия" моряки рассказали о гибели судна

Спасенные моряки рассказывают о событиях гибели судна. Фото с сайта http://www.katastrof.com.ua

Напомним, как писал "В городе", у берегов Крыма пошел ко дну монгольский "Василий".
А также, моряков с затонувшего судна "Василий" доставили на берег.
Сейчас стали известны подробности этого происшествия.

Около шести часов моряки затонувшего сухогруза провели в холодной воде. Повезло тем, кто успел забраться в спасательный плот. Троих членов экипажа выручил шестиметровый деревянный брус.

- В течение рейса в балластные танки (специальные емкости в нижней части корабля) протекала вода, немного набиралось за несколько дней, а здесь за одну ночь уровень воды поднялся в одном 2.20 метра, а в другом 2.60 метра, - рассказывает старший механик Николай Адамчук. - У нас пароход сел очень сильно, скорость упала. Мы за день откачали воду из танка. Потом я на своей вечерней вахте опять все балластные танки зачистил. Боцман не измерял уровень в танках, потому что на палубу выйти нельзя было – смоет.

И я откачивал воду, пока не "сорвал" насос. Танки зачистил, капитан говорит - Всё, всё нормально. А вот после 3-х утра, в начале 4-го пошли сильные удары волны. Я подскочил, побежал в машинное отделение, смотрю, на расходной цистерне уровень постоянно поднимается. Я включаю отстой, а из расходной цистерны прёт вода. Беру третьего механика и моториста, и мы выбегаем на палубу. А у нас палуба между выступом люка 4-го трюма и надстройкой сложилась в гармошку. Там где-то метра 4 расстояние.Начали захлебываться главные двигатели. Капитан сказал бросать якорь и говорит мне - двигатели не нужны.

Я с электромехаником и вторым механиком спускаюсь в машину. А третьему механику и мотористу, говорю, мол, ребята, если сможете, небольшие дырки на топливном танке забейте резиной или еще чем-то. Если нет, значит, не лезьте. Капитана я предупредил, что мы можем обесточиться, потому что мне прёт вода в танки. Начинаю спускать с главного двигателя воду, со вторым механиком, а электромеханик стоит за главным распределительным щитом. В это время с лобовой переборки пошел страшный треск, металл начало рвать, трещины пошли по переборке. Мы со вторым механиком заорали электромеханику – бежим отсюда. И поднимаемся наверх – все уже надевают гидрокостюмы, это было где- то в 04 часа, а то и в начале 5-го. Хорошо, что я каждый вечер, как уже много раз это делал – запечатывал телефон и документы в полиэтилен, и вот в этот раз пригодилось.

30 лет на флоте уже как никак. В трусы засунул документы, костюм одел. Мы выскочили на шлюпочную палубу. Единственно, капитан гидрокостюм не одел, но он вышел с документами. Вышел в кепке. Остальные все в гидрокостюмах. Ни в машине, ни в надстройке никого не было, ни одного человека. Мы сбросили один плот.

Все суда нас видели на рейде, мы пускали ракетницы. Около одиннадцати часов утра подошел буксир, еще мне показалось, что он нас не сразу заметил. Нас поднял на борт буксир "Питер". Одного человека подобрал буксир "Бора". Сухогруз "Дон" спас второго механика. Нет капитана, старпома и второго помощника. Боцмана подняли, но он уже был мертв. Плоты мы посбрасывали, но не все успели в них сесть. Когда судно пошло под воду, некоторых выкинуло с пузырями, меня же, смыло волной.


Второй механник рассказывает, что произошло со своей стороны:

- Я видел что все вышли, а капитан был самый последний, говорит Эдуард Пашковский. - Но он тоже вышел, потому что дверь задраили и все были на шлюпочной палубе. Когда все уже оделись и стояли в коридоре, я увидел, что у нас пошла опасная разница между осадкой носа и кормы.
Поэтому я открыл кормовую дверь и увидел, что корма у нас уже торчит. В этот момент капитан закричал – скидывайте спасательные плоты. Выскочили и начали сбрасывать их. С левого борта скинули, а с правого уже просто не успевали, потому что был слышен треск и вода начала доходить до шлюпок. Мы все держались за леер. И буквально через минуту корабль резко пошел вниз и мне еще кто-то по голове ногой ударил.

Буквально секунд через двадцать нас выбросило и раскидало кого куда. Мы сначала так и вылетели, без плотов, так как они улетели за борт. Страшно было, когда корма уходила в воду. По всем понятиям нам повезло, потому что было неглубоко - 14 метров. Если бы было глубоко, нас бы в воронку засосало. А так всех воздухом выбросило.

Женщине коку помог взобраться на плот Эдуард Алексеевич.

- Я помогал и еще практикант. Их подобрали по дороге. Я не на плоту плыл, а на брусе. Когда же их повстречал, у женщины нога уже не работала. Я ей говорю, греби, мол, ногами, а она отвечает: - Не могу, у меня одна нога висит. Скорее всего, получила травму, когда ее выталкивало на поверхность. И мы на пару с практикантом гребли дальше.

На судне есть аварийные брусья длиной метров шесть. Сначала я поймал доску, потом через некоторое время смотрю, мимо меня брус проплывает. Я доску скинул и прыгнул на брус. Если б не он было бы еще три трупа – я, 17-летний моторист-практикант и женщина-повар. Брус нас спас.
Спасибо экипажу судна "Дон 3" и особенно старпому, потому что он в последний момент заметил, что мы махали, орали, кричали и свистели. Может, капитан не успел дать сигнал СОС. Я не уверен. Кто-то успел дернуть радио-буй. И кто-то успел крикнуть в рацию пограничникам СОС. Поэтому еще нужно пограничникам сказать спасибо. Это они подняли тревогу.

Эдуард Алексеевич видел, как мимо него проплывал ныне погибший боцман.

- Он между прочим, самый здоровый на судне был и в теле, мускулы такие у него классные. Это человек, который занимался спортом. Подъем – переворот делал в сорок пять лет. Не знаю, почему он утонул.
Моторист Алексей Ситников рассказал, что паники не было. Некоторые члены экипажа сумели забраться на спасательный плот.

- Мы догнали плот. Пускали сигнальные ракеты уже из плота. Меня когда выталкивало из воды, слегка зацепило. Я жене уже позвонил и сказал, что с нами все в порядке. Про то, что судно утонуло, рассказывать не стал, чтоб ее не волновать, - рассказал Алексей.

Мила Карпова по материалам "Бриз"