Ай-Петри – вершина курортного беспредела

Ай-Петри – вершина курортного беспредела

Фото: "Новый Регион - Крым". На территории крымского заповедника - настоящее варварство.

Экскурсия по плато Ай-Петри может дать неискушенному в крымском курортном сервисе туристу полное представление о его разнообразии. Потрясающие по красоте ландшафты и варварское их использование – вот отличительная особенность Южного берега Крыма, а не памятники архитектуры, истории и целебный воздух.

Жителям Крыма редко удается посетить достопримечательности полуострова, ради которых ежегодно сюда приезжают миллионы отдыхающих. Летом не хочется толкаться в туристической толпе, а в межсезонье большинство объектов закрываются на ремонт и обновление экспозиций. Поэтому любая возможность своими глазами увидеть то, чем зазывают туристов и призывают гордиться крымчан, практически на вес золота.

Подвесная пассажирская канатная дорога "Мисхор – Ай-Петри" вот уже 25 лет является одним из самых популярных объектов на Южном берегу Крыма. Подняться за 15 минут на высоту 1153 метра и увидеть панораму всего Южнобережья ежегодно стремятся десятки тысяч гостей полуострова. Поэтому в последний день работы "канатки" перед закрытием на плановый ремонт очередь из желающих стала формироваться еще за час до открытия. Но на подходе к станции туристов встретил кордон перевозчиков, убеждавших не тратить время, а воспользоваться услугами микроавтобуса по цене проезда на канатной дороге. Причем зазывалы обещали часовую автопрогулку по территории Ялтинского горнолесного заповедника с посещением водопада Учан-Су, "Серебряной беседки" и горного озера. Свободное передвижение транспорта по заповедной территории вызвало сомнения, а перспектива кружить по горному серпантину вместо чувства свободного парения над землей не прельщала. Но простое "нет, спасибо" было воспринято как повод для дальнейшего разговора о преимуществе автомобильной поездки на Ай-Петри. Просьба представить документы, разрешающие пассажироперевозки и экскурсионную деятельность на территории заповедника прозвучала как личное оскорбление.

- Девушка, да мы тут уже не один сезон отработали! У нас все в порядке, – заверяли зазывалы.

К счастью, за 10 минут до открытия кассы "канатки" продавцы сомнительных экскурсионных услуг исчезли, оставив осадок стыда за навязчивость и крикливость.

 

Панорама Южного берега Крыма привлекает десятки тысяч туристов.

 

Заплатив за подъем на Ай-Петри 95 грн (65 гривен взрослый билет и 30 гривен детский), заходим в вагончик. Вежливость технического персонала приятно контрастирует с воспоминаниями о недавних перепалках с автоперевозчиками. Легкое покачивание, и мы парим в воздухе над зелеными сосновыми склонами. И тут взгляд упирается в оживленную стройку – в 50-метровой зоне канатной дороги возводится трехэтажное здание. Близость расстояния такова, что пассажиры канатки в будущем получат новый объект показа – жизнь постояльцев мини-гостиницы на склонах Ай-Петри. Причем, судя по строительным заборам, расчертившим в клеточку прилегающий к подъемнику лес, таких объектов будет много.

 

 

Склоны Ай-Петри пошли под раздачу на дачи.

Напрягаем память – вроде как указ президента о смещении границ Ялтинского заповедника в сторону Бахчисарая еще не подписан. Но, судя по всему, участки под частную застройку консервируются заранее, чтобы потом не конкурировать с претендентами на "золотые" сотки заповедной земли Южного берега Крыма. Остается надеяться, что вместе с раздачей наделов власти Кореиза берут обязательства провести на склоны центральную канализацию, иначе обводненный грунт начнет сползать, подвергая опасности не только постояльцев мини-гостиниц, но и пассажиров канатной дороги, которая проектировалась в 80-х годах прошлого столетия без учета нагрузки на почву соседними зданиями. Тем более, мэр Кореиза Лери Сванидзе кровно не заинтересован в создании угроз арендатору канатной дороги "ООО "Стартинвест", генеральным директором которого является его жена Надежда Сванидзе.

 

На Ай-Петри моря нет, а набережная – есть.

 

В раздумьях поднимаемся на площадку верхней станции канатки. Опять попадаем в кордон зазывал. Тут уже программа другая – катание на лошадях, квадроциклах, завтраки и обеды в местных кафе и барах, ларьки по продаже изделий из овчины и козьих шкур. И вновь вежливый отказ воспринимается как повод завязать беседу. Причем громко, публично, чтобы обратить на себя внимание окружающих и самому повеселиться – жизнь на плато без туристов скучна и однообразна. Хочется сбежать от этого крика подальше, спрятаться за соснами, чтобы ничто не мешало услышать, вдохнуть, впитать всю красоту панорамы Южнобережья. Таких желающих много. Они оставляют в память о себе на соснах завязанные лоскутки салфеток и носовых платков, бутылки, банки и целлофан на склонах. Причем явно не первый год.

 

Запах навоза вперемешку с дымом от костров – новые слово в ароматерапии.

Попытка обойти торговые ряды тщетна – в последний день работы канатки туристы нарасхват. Крики зазывал, рев моторов, запах лошадиного навоза вперемешку с дымом забегаловок – типичная картина ненавязчивого крымского курортного сервиса. Для полноты картины не хватает одного – поборов за проход на пляж. Пляжей на Ай-Петри нет, хотя в генплане поселка Охотничий на территории плато была обозначена …набережная.

 

 

Рев моторов и выхлопные газы – это Ялтинский заповедник.

 

Первый сборщик податей попадается на глаза у парковочной развилки. Работа парковки, судя по вывешенному на информационном стенде решению Ливадийского поссовета, была легальной в 2010 году. С тех пор требования к организации парковок изменились, но до Ай-Петри они еще не дошли. Роль паркомата здесь исполняет дюжий молодец, а шлагбаума – красный микроавтобус.

 

Загон для машин от лошадиного стойла отличает только буква "Р".

 

Перегородить проезд к площадке верхней станции канатной дороги микроавтобус не может, поэтому "парковщику" приходится выскакивать из него при появлении на горизонте транспорта, руками показывать направление движения, дополняя устными инструкциями: "э, уважаемый, поворачивай вправо". Вправо никто не поворачивает, а паркуется возле забегаловок, чем вызывает словесное недовольство регулировщика, который обратно водружается в микроавтобус и ждет следующую машину.

 

 

Документы не отличаются свежестью, но дают понять, что сей бардак находится под контролем Ливадийского поселкового совета.

В наблюдении за соперничеством лошадей и машин обходим парковку. Здесь особо чувствуется близость природы – тропа явно и часто используется для конных прогулок. Берем направление к зубцам Ай-Петри, и тут нас нагоняет человек в камуфляже, который несет вахту по взиманию денег с желающих подняться на вершину скального уступа. Дальнейшая беседа напоминает театр абсурда.

- Куда идем? – вопрошает человек в камуфляжной форме.

- Туда, наверх, – показываем мы направление своего движения.

- А у нас тут заповедник, и проход платный, – аргументирует свою корректировку в наш маршрут человек в камуфляже.

 

А у нас тут заповедник и вход бесплатно запрещен.

 

Дальше он предлагает спуститься вниз к какой-то будке, где мы сможем купить билеты за проход к зубцам Ай-Петри. Поскольку часть пути уже пройдена, обещаем спуститься и оплатить положенное на выходе. Предъявление журналистского удостоверения на человека в камуфляже оказывает позитивное воздействие, и мы поднимаемся вверх. На высоте в 1234 метра нас ждут подвесные мостики к зубцам, которые по окончании сезона остались без регулировщиков, и установка для скоростного спуска на троллерах. Спросить, на каком основании ведется хозяйственная предпринимательская деятельность на территории заповедника, у непосредственных исполнителей услуг мы не смогли, поэтому адресовали свой вопрос человеку в камуфляже, спустившись вниз по тропе.

- Это вопрос не ко мне, а к руководству, – парировал он, предъявив удостоверение сотрудника Ялтинского заповедника.

 

Интересно, кому платит заповедник за размещение рекламного носителя?

 

Параллельно внимание лесника отвлекала группа из четырех человек, которая, не разобравшись в хитросплетениях ограждений, решила преодолеть забор штурмом.

- Молодые люди, куда собираемся? – грозно вопрошал лесник.

- А в чем, собственно говоря, проблема? – прозвучал ответ штурмовавших забор туристов.

- У нас тут заповедник, и заборы не просто так поставлены, – аргументировал свои претензии лесник. – Подойдите ко мне.

И вновь, как в случае с парковщиком, заданное руками и устно направление игнорируется. Вокруг полным-полно людей, лошадей, квадроциклов, и не совсем понятно, как лесник определяет с кого взимать плату, а кого, вроде как, и не видно.

- Я один, и за всеми проследить не могу, – объяснил сотрудник заповденика.

 

О том, что проход к зубцам Ай-Петри платный, гласит только объявление на будке лесника.

 

Получается, что оплата передвижений по Ялтинскому заповеднику является обязательной только для тех, кто попал в зону доступности лесника. Догнать лошадь или квадроцикл ему, безусловно, не под силу. Но ведь хозяева транспорта здесь, рядом, и в розыск никого объявлять не надо.

- Идите со своими вопросами к начальству, – посоветовал лесник. – Вы все такие умные, а как пожар, так никому и дела нет.

 

Снесенные 7 лет назад постройки на территории заповедника превратились в стихийные свалки.

 

Странно. А мы наивно полагали, что угроза пожаров на плато Ай-Петри напрямую зависит от соблюдения правил в торговых точках. Или обшитые пластиковым сайдингом забегаловки, использующие открытый огонь для приготовления блюд, просто таки образчик экологического общепита? А может торговцы ведут пропаганду бережного отношения к природе? Так вроде нет, если не считать выкупленную у шашлычников вислобрюхую свинью Чуню, которая работает зазывалой в православном кафе "Мюнхаузен", никакого гуманизма по отношению к заповедной природе Южного берега Крыма мы не наблюдаем, как на самом плато Ай-Петри, так и на пути к нему. Заповедник – это только повод для наценки на услуги. А в целом тот же курортный беспредел, только на высоте 1234 метра.

 

Совершенно уместная выставка на вершине Ай-Петри – пытки и инкизиция.

 

Источник: "Новый Регион – Крым".